«Неприятная правда»: как  росспропаганда использует украинских журналистов для  продвижения фейков о катастрофе боинга MH17

«Неприятная правда»: как росспропаганда использует украинских журналистов для продвижения фейков о катастрофе боинга MH17

14:27,
16 Листопада 2020
1613

«Неприятная правда»: как росспропаганда использует украинских журналистов для продвижения фейков о катастрофе боинга MH17

14:27,
16 Листопада 2020
1613
«Неприятная правда»: как  росспропаганда использует украинских журналистов для  продвижения фейков о катастрофе боинга MH17
«Неприятная правда»: как  росспропаганда использует украинских журналистов для  продвижения фейков о катастрофе боинга MH17
Материалы людей, которые представлялись сотрудниками «Правового контроля Украины», были сняты еще в 2018 году. Но сейчас, во время суда в Гааге, были использованы для очередной информационной атаки на Украину.

«Запрещенный фильм» 

10 ноября на сайте «Украина.ру» появился анонс очередного «сенсационного» расследования о причинах гибели малазийского «боинга» МН-17, сбитого в 2014 году в небе надо Донбассом. Международная комиссия по расследованию гибели самолета пришла к выводу, что лайнер сбили сепаратисты «ДНР» из установки «Бук», которую привезли в зону боевых действий с территории России. Сейчас в Нидерландах длится судебный процесс по этому делу, обвиняются три гражданина России, один — Украины.

Россия со дня катастрофы отрицает свою причастность к гибели самолета. А российские СМИ многократно, ссылаясь на разных «свидетелей», «экспертов» и чиновников РФ, сообщали, что самолет был сбит украинскими военными. Буквально в первые часы после гибели самолета пропагандистские СМИ опубликовали историю о том, что пассажирский самолёт был сбит ракетой, запущенной военным украинским самолетом, который якобы находился рядом с лайнером. Затем версия изменилась — и стали писать, что самолёт сбил «Бук», но с территории, подконтрольной Украине. Обе эти «версии» уже не раз были опровергнуты — и самой Украиной, и независимыми расследователями, и международными экспертами, и в ходе следствия, и в суде. А о том, что рядом с «боингом» не было никаких самолетов, заявляли даже в российском министерстве обороны — еще в 2016 году, со ссылкой на данные российских же радаров, которые представители минобороны показали на пресс-конференции. Что не мешает российским СМИ регулярно возвращаться к этой «версии». На этот раз премьеру «фильма-расследования» «Украина.ру» приурочила к возобновлению слушаний в суде Гааги, которые продолжились после перерыва 12 ноября.

Анонсируя фильм, «Украина.ру» сообщила, что ее автор «сделал акцент на версии о причастности украинских ВВС к крушению Boeing в 2014 году». Согласно анонсу, премьера материала под названием «Суицид международного масштаба: неприятная правда о гибели MH17 в небе над Донбассом» планировалась именно на 12 ноября, но залили фильм на ютуб-канал российского издания заранее, 10 ноября, без возможности просмотра широкой аудитории. В тот же день Youtube удалил это видео за нарушение правил видеохостинга, а на канале «Украины.ру» остался только трейлер этого фильма.

О том, что Youtube заблокировал видео, написали крупнейшие российские СМИ — среди них «Эхо Москвы», «Коммерсант», «Афиша.ру». А после официального обращения «Роскомнадзора» хостинг пересмотрел свое решение — и, пометив его сопроводительной надпись о «неприемлемости» для некоторых зрителей, а также маркировав его как видео категории 18+, вернул фильм на канал. Еще позже со своим заявлением выступила спикер МИД РФ Мария Захарова, потребовавшая «прекратить политически мотивированную модерацию» Youtube. Сама «Украина.ру» разразилась десятком материалами на тему о «политически мотивированных решениях» Youtube, цензуре и так далее.

Во всех материалах российских СМИ и самой «Украины.ру» подчеркивается, что автором «расследования» является украинский журналист — в начале фильма указано, что его звали Андрей Лактионов, он умер летом 2020 года, так и не опубликовав свое расследование, а в редакцию «Украины.ру» материалы передали его «друзья и коллеги». Из аннотации к фильму следовало, что в фильме в гибели малоазийского «боинга» обвиняют украинского военного летчика Волошина.

Кто такой Владислав Волошин?

Бывший луганчанин Владислав Волошин — военный лётчик. Участвовал в АТО, совершил более тридцати боевых вылетов, был капитаном штурмовика Су-25, командиром звена. В июле 2014 года получил орден «За мужество» ІІІ степени. В 2017 году Волошин, уже в звании майора, уволился из ВВС ВСУ — и публично написал о том, почему это сделал: маленькие зарплаты, неустроенность, плохие отношения с начальством. Позднее издание «Страна.юа» писало, что Волошин судился со своей военной частью. Работу на гражданке ему искали всем миром, в том числе главный редактор «Цензор.нет» Юрий Бутусов, подключая Администрацию президента Порошенко, который лично вручал орден летчику. В итоге его назначили сначала заместителем, а затем исполняющим обязанности директора «Николаевского международного аэропорта». К тому моменту аэропорт фактически не работал много лет, и в 2017 году начали его реконструкцию. Год спустя, 18 марта 2018 года, Волошин был найден мертвым в своей квартире — следствие считало, что он покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в грудь из пистолета. В квартире, помимо Волошина, по сообщениям СМИ, были его жена и двое детей.

Как выяснилось, незадолго до смерти он писал своему знакомому, что у него «суицидальные мысли» из-за проблем с руководством области — главой ОГА Алексеем Саченко, который назначал Волошина на должность и продлил с ним контракт, вопреки желанию Волошина. Николаевские журналисты писали, что Волошина заставляли подписать задним числом документы о реконструкции аэропорта на сумму 40 миллионов гривен. Волошин не хотел этого делать и не соглашался также задним числом объявить фиктивный тендер на эти работы. Следствие рассматривало пять версий — профессиональная деятельность в должности руководителя аэропорта, конфликт в ВСУ, проблемы в семье, посттравматическое стрессовое расстройство и неосторожность при обращении с оружием. В январе 2019 года дело закрыли «за отсутствием состава уголовного преступления» — по сути, следствие пришло к выводу, что Волошин застрелился по собственной воле, но по неясным причинам.

История с обвинениями в адрес Волошина о его «причастности» к гибели малазийского «боинга» началась в декабре 2014 года: российская «Комсомольская правда» опубликовала материал, в котором «секретный свидетель» рассказывал о том, что якобы пилот Су-25 капитан Владислав Волошин мог сбить пассажирский «боинг» ракетами воздух-воздух. Летом 2015 года стало известно имя этого «секретного свидетеля» — им оказался украинский ефрейтор-дезертир Евгений Агапов, бывший авиамеханик, обслуживавший военные самолеты. Он заявил, что якобы видел, как с военного аэродрома в Днепре в день катастрофы «боинга» взлетали «три штурмовика», один из которых был оснащен ракетами воздух-воздух. По словам ефрейтора, вернулся штурмовик без ракет, а его пилот, капитан Волошин, был «нервным» и сказал фразу: «Самолет оказался не в то время не в том месте». Агапов в том же году, в августе 2014 года, самовольно покинул часть, после чего два месяца спустя оказался в России.

И сам Волошин, и СБУ, и ВСУ, и международная комиссия, расследовавшая обстоятельства гибели самолета, опровергли какую-либо причастность майора Волошина к катастрофе. Собственно, следствие, опросив десятки свидетелей, в том числе самого Волошина, вообще отвергло версию о том, что пассажирский самолет могли сбить ракетой с военного самолета, находившегося рядом с рейсом МН-17. Как упоминалось выше, российское Минобороны также мне нашло подтверждение этой «версии», которое само же и выдвигало в 2014 году.

Но из фильма, который показала «Украина.ру», следует, что «Волошин мог сбить» «боинг», а «журналисты провели собственное расследование», чтобы найти «доказательства» этой теории.

О чем фильм «украинских расследователей»?

12 ноября «Украина.ру» показала фильм Андрея Лактионова. Собственно, расследованием это почти 50-минутное видео назвать сложно. Лактионов, до своей смерти бывший главным редактором житомирской газеты «Патриот», за кадром озвучивает один за другим месседжи российской пропаганды. На востоке Украины «украинцы воюют против украинцев, но не будем давать этому оценку», война случилась после «так называемой Революции достоинства», цитируется Марии Захарова, которая называет расследование Bellingcat «чушью», а также утверждается, что Россию «не допустили» к участию в расследовании, хотя международная следственная группа не раз обращалась к России за помощью и не получила ее. Позднее Нидерланды даже обращались в суд, заявляя о недостаточном сотрудничестве России со следствием.

Но об этом авторы фильма не рассказывают. Зато полностью излагают «версии российской стороны» — про «украинский "Бук"», якобы сбивший боинг, а затем — историю про капитана Волошина. Закадровый голос намекают на ангажированность расследовательской группы Bellingcat и всего следствия, а также ставит перед собой амбициозную задачу: «подтвердить или опровергнуть версию России об участии Украины и Владислава Волошина» в гибели «боинга». Для этого «съемочная группа» отправилась сначала в Николаев, а затем — в военную часть в Луганской области, где служил Волошин, чтобы расследовать его «загадочное якобы самоубийство». «Возможно, просто украинская власть так неуклюже заметает следы своего преступления?» — вопрошает за кадром Лактионов.

Поездка на места — это, собственно, то, что сняла группа из трех человек, которая названа в фильме «Центром журналистских расследований», летом 2018 года, полгода спустя после самоубийства Волошина. Все видео длится меньше двадцать минут. Остальное — это общедоступное видео из интернета. Но даже «эксклюзивная часть» расследования вызывает массу вопросов: по сути, приехав в Николаев, журналисты поговорили с тремя соседками, которые плохо знали семью Волошина, — о чем вначале разговора они и предупредили. А затем поделились с журналистами сенсационными заявлениями: одна из них вычитала в интернете, что «Волошин из Луганска, и бомбил своих же, когда другие отказывались это делать». Вторая тоже вспомнила, что жена погибшего летчика жаловалась на травлю, из чего авторы фильма сделали вывод, что «это доказывает причастность Волошина к бомбежке Луганска». Хотя, собственно, именно в материале российской «Комсомольской правды» «свидетель Агапов» и намекнул, что «штурмовики регулярно летали бомбить Донецк и Луганск» и связал Волошина с этими событиями. Больше никаких доказательств причастности Волошина к «авиаударам» по Луганску Донецк нет, а травля могла начаться как раз после этой публикации в 2014 году. Но авторов фильма такие детали не беспокоили. Также они услышали, что «жена Волошина была запугана», и сделали вывод, что ее «запугали и подкупили» те, кто «скрывали причастность Волошина» к катастрофе «боинга». Жена Волошина отказалась разговаривать с Лактионовым: из переписки, показанной в фильме, следует, что она была готова ответить на «конкретные вопросы», но точно была удивлена, когда к ней домой явилась съемочная группа. Отец Волошина сказал журналистам, что не знает причин гибели сына, но хотел бы ее узнать, и подтвердил, что тело «кремировали, так как сам Влад говорил об этом еще при жизни друзьям». От имени друзей в фильме говорит Татьяна Локацкая, знаковая Волошина, известная в Николаева активиста и журналистка. Она говорит, что о кремации Владислав просил родителей.

На этом расхождении «в показаниях» в фильме строится конспирологическая версия о том, что тело сожгли, чтобы скрыть улики преступления. В анонсе фильма указывалось, что тело сожгли «через несколько часов» после гибели, но на самом деле это произошло три дня спустя. Комментирует эту «поспешность» уничтожения улик некто Андрей Гожий, юрист из Житомира, постоянно комментирующий «дела жертв украинского режима» в российских СМИ. Никаких других близких Волошину людей в фильме нет. Есть съемка скрытой камерой в аэропорту, где сотрудница, на вид техничка, рассказывает, что зарплату им платят регулярно, и неизвестный заместитель руководителя говорит, что комментировать гибель Волошина не уполномочен, а начальник в отпуске. С Савченко, тогда все еще главой Николаевской ОДА, авторы фильма не встретились — их попросили написать хотя бы запрос на получение информации или попробовать его поймать на заседании ОДА, но этого они явно не сделали. Таков же был ответ и в военной части — руководство посоветовало поговорить с пресс-офицером и назначить интервью, отказавшись «раздавать информацию направо и налево» неизвестным людям, стоящим у забора военного объекта. Не смогли, по утверждению Лактионова, журналисты встретиться ни с николаевскими блогерами, ни с журналистами, ни с сослуживцами — впрочем, причины несостоявшихся встреч не указаны.

На основании всех этих отказов в фильме делается вывод, что «все скрывают правду», «куплены и запуганы», «молчат по приказу самого высокого начальства», намекая на руководство страны, которое отдало приказ сбить гражданский борт. Квартира вдовы Волошина в центре Николаева — «щедрое вознаграждение за молчание» о его гибели; боевая награда Волошина — плата за таинственные действия (а не за спасение пилота и военного самолета в июле 2014 года, как писали об этом СМИ и что не упоминают в фильме); должность в аэропорту — за те же таинственные услуги государству. Тот факт, что его назначил глава ОДА, якобы доказывает, что между двумя этими людьми не было конфликта и не могло быть, а то, что зарплату техничке платят исправно, — что у Волошина не могло быть финансовых затруднений.

Но если не пытаться увидеть во всех этих разрозненных фактах и отказах говорить что-то зловещее, то обнаружится довольно много привычных для работающего журналистов факторов: поговорить с руководством части, которая к тому же судилась со своими бывшим офицером, — задача непростая, и начинать придется именно с пресс-офицера. Главу ОДА придется ловить долго, а запросов писать много. К руководству аэропорта пробиваться с боем и после того, когда оно вернется из отпуска, — так просто устроены украинские чиновники и военные: говорить они по определению не хотят. Вдова может согласиться ответить на вопросы в переписке, но не захотеть плакать на камеру. Сплетни соседей могут объясняться повсеместным доступом к интернету, новая квартира — тем, что после гибели Волошина вдове героя с двумя маленькими детьми помогли городские власти. А если, как пишут в николаевских СМИ, квартиру купил сам Савченко — то тем более об этом надо было у него спросить. Но этой истории в фильме нет — есть только намеки на высоких покровителей, которые затем избавились от опасного свидетеля (или исполнителя) в деле о гибели малазийского борта. В конце фильма Лактионов говорит, что их «расследование доказывает», что Волошин «мог быть причастен к гибели "боинга", мог быть свидетелем — и мог бомбить Луганское ОДА».

Фильм после премьеры посмотрело чуть больше 15 тысяч человек, особого резонанса он не вызвал. А большинство комментаторов, уверенных в виновности Украины в крушении «боинга», пишут, что ничего нового в нем нет. Другие спрашивают, за что ютуб присвоил ему рейтнг 18+, или интересуются, почему фильм маркирован как оскорбительный и неприемлемый для некоторых зрителей. Российская пропаганда уже многократно использовала не только историю с лётчиком Волошиным, но и его самоубийство, якобы «доказывающее причастность к катастрофе», так что для российского зрителя в «расследовании» действительно нет ничего нового или неизвестного. А понять из фильма, в чем была причина конфликта Волошина с военным руководством или главой ОДА Савченко, совершенно нельзя: эта часть истории невнятная и отрывочная. «Украина.ру», к тому же, не перевела комментарий одной николаевской чиновницы с украинского языка на русский, так что зрителям, не понимающим украинский, тем более не будет понятно, о чем идет речь.

Как «украинское расследование» оказалось в распоряжении «Украина.ру»?

Как уже сказано выше, от имени друзей Волошина в «расследовании» высказывается журналистка Татьяна Локацкая. MediaSapiens попросил Татьяну рассказать, как она оказалась спикером фильма, который российский пропагандистский ресурс продвигает как «правду о причастности Украины в гибели "боинга"».

Локацкая говорит, что к ней по поводу этого интервью обратился украинский журналист: «Это было больше двух лет назад. Я как раз находилась в Киеве — ко мне обратился журналист Артем Журбенко, интервью у меня брал Андрей Лактионов. Они сказали, что готовят местный фильм для выпуска в Украине», — рассказывает Локацкая. Она согласилась поговорить на эту тему с журналистами: Локацкая считает обстоятельства гибели Волошина «нехорошей историей» и «похороненным делом», которое не расследовали, как необходимо. Друзьями Волошин и Локацкая не были, но они были знакомы: Локацкая много писала о событиях вокруг Николаевского аэропорта, его реконструкции и тендерах, которые были или не были объявлены в ходе этой реконструкции. Она также давала показания в полиции после гибели Волошина, как человек, осведомленный о происходившем в Николаевском аэропорту. В фильме она говорит, что, вероятно, события в аэропорту могли подтолкнуть Волошина к самоубийству. Теперь она удивлена тем, как использовали ее слова — и почему два года спустя материал с ее участием оказался на канале «Украина.ру».

Артур Журбенко, который в 2018 году обращался к Локацкой и отцу погибшего Волошина с просьбой об интервью и организовывал съемки, тоже не может объяснить, как это произошло. Он утверждает, что материал так и не был до конца отснят, и фильм остался незавершенным. «Мы тогда работали от редакции ПКУ ("Правовий контроль України"), занимались расследованием трагической гибели Волошина. Но какой-то логической внятной версии мы так и не нашли, нам очень не хватало интервью жены. Съёмки по большому счету завалились. Со временем и сама редакция умерла. Мы разбежались. А весной этого года, к сожалению, умер главный редактор. Но то, что он мог слить недоделанный фильм, я очень сильно сомневаюсь. Он бы обсудил это с остальными», — говорит Журбенко в комментарии для МediaSapiens.

Он узнает кадры, использованные в фильме, — например, подтверждает, что они брали комментарий для фильма у юриста Гожего, с которым дружил Лактионов, видео интервью отца летчика и Локацкой. Помимо этого, в некоторых кадрах на видео слышен голос самого Журбенко. Но он утверждает, что с видео были «срезаны логотипы» и добавлены другие видео, которые мог снимать сам Лактионов, а затем выложить эти материалы в открытый доступ, после чего их кто-то использовал. «Повторюсь, мне кажется, что Андрей не мог слить эти данные, а судя по кадровке, скорее всего, это ворованные кадры», — добавляет он. Более того, Журбенко настаивает, что сюжет их фильма вообще не касался участия Волошина в «гибели "боинга"». «Фильм был про таинственную гибель директора Николаевского международного аэропорта. Мы даже нашли данные, что у него были боевые вылеты в дни обстрела Луганска, а про сбитый "боинг" у нас были только слухи», — утверждает Журбенко.

При этом Журбенко уверен, что закадровый голос принадлежит Лактионову, но не объясняет, как вышло, что у незавершенного фильма «про трагическую гибель Волошина» появилась очень связная, логичная и начитанная Лактионовым озвучка, которая рассматривает гибель Волошина только в контексте катастрофы «боинга».

Журбенко говорит, что фильм снимался для «ПКУ», а также для сайта газеты «Патриот», главным редактором которой и был покойный Лактионов. Помимо этого, был план «придумать рабочее название типа ЦРУ — Центр расследований Украины, но ничего из этого не вышло» (фильм, показанный на «Украине.ру», титрован как продукт «Центра журналистских расследований». — Ред.). Назвать фамилию третьего участника съемок, некоего Сергея, Журбенко отказался, а телефон, который якобы принадлежал этому участнику съемок в 2018 году, больше не обслуживается.

Коллега Лактионова по газете «Патриот» Сергей Юров считает, что фильм смонтировали в России: «Думаю, что этот фильм слепили русские из кусков материала, так и не родившегося на свет. "Друзья и коллеги" не могли ничего передать, так как у нас вообще не было исходников. Знаю, что Андрей привлекался (к работе над фильмом. — Ред.) как журналист. Возможно, он лично отдал исходники русским, так как регулярно бывал в Москве на НТВ, в последний год». Лактионов, как и его друг Андрей Гожий (адвокат Василия Муравицкого, ведущий на канале КРТ, коллега Дмитрия Васильца. — Ред.), действительно ездили в Россию для участия в программе «Место встречи» на канале НТВ. 

«Правовой контроль Украины» или «Правовой контроль»? 

В разговоре с Mediasapiens Журбенко по-разному описывал, как снимали исходный материал: сначала он говорил, что фильм снимался журналистами «Правового контроля Украины», затем — что только он был журналистом «ПКУ», а Лактионов и Сергей были журналистами газеты «Патриот». Затем — что «ПКУ» вообще не имело отношения к этим съемкам, а три журналиста самостоятельно решили снимать расследование о гибели Волошина, вложили свои деньги, планируя в дальнейшем создать новый ресурс, уже упомянутый «ЦРУ». В итоге, как говорит Журбенко, «только деньги потратили». Любопытно, что в фильме видно и слышно, что Лактионов представляется именно журналистом «Правового контроля Украины», ни разу не упоминая «Патриот». О том, что все трое представлялись сотрудниками «ПКУ», говорит и Локацкая. Впрочем, как выяснилось, получить удостоверения журналиста «ПКУ» несложно.

Газета «Правовой контроль Украины» была зарегистрирована в 2014 году; одноименный сайт был создан в конце октября 2013 года. Основателем и главредом медиа был Денис Садоха, он же подавал в ноябре 2013 года заявку на регистрацию товарного знака — логотипа газеты «ПКУ». до 2014 года Садоха фигурировал в СМИ как активист, отстаивающий права таксистов, с 2015 года — как журналист. От имени «ПКУ» он боролся со «школьной мафией» и пикетировал Кабмин. После Революции достоинства Садоха неоднократно писал про «нацистское» возрождение в Украине, происки Америки, «выясняющий свои отношения с Россией на территории Украины», про «нападения на несогласных» и так далее. Как он неоднократно заявлял в интервью «Украине.ру» и другим российским СМИ, его по «политическим мотивам преследовало СБУ» и «праворадикалы», из-за чего в 2016 году он выехал в Польшу. До 2019 года Садоха находился в Польше как корреспондент ресурса «Медиа поток»; затем спецслужбы Польши заинтересовались его деятельностью — и настоятельно рекомендовали ему покинуть страну. С 2019 года Садоха снова живет в Украине, зарегистрировал новое медиа — «ПрессИнформ». Кроме того, его представляют как главного редактора сайта «Право и контроль», а также «главой общественного объединения "Медіа-спілка України"».

Как утверждает Садоха в переписке с MediaSapiens, все время своего отсутствия, с 2016 по 2019 год, он был главным редактором и собственником «Правового контроля Украины». При этом он ничего не знает о фильме про капитана Волошина и не знаком с Лактионовым, который, по словам Садохи, не имел никакого отношения к «ПКУ». Садоха также говорит, что с 2016 по 2019 год ресурс фактически не работал из-за его пребывания в Польше, и был ликвидирован им по возвращении в Украину в 2019 году. Журбенко он называет «независимым журналистом, который привлекался как спецкор ПКУ».

При этом сайт «ПКУ» регулярно обновлялся все эти годы, так же как соцсети проекта и ютуб-канал. А судя по сообщениям СМИ, сотрудники редакции «ПКУ» вели и ведут все эти годы яркую профессиональную деятельность. Например, известный харьковский «антимайдановец» Спартак Головачев, которого обвиняли в организации массовых беспорядков в марте 2014 года, в марте 2018 года стал «журналистом Правового контроля Украины». Год спустя, в 2019 году, «журналист ПКУ» Андрей Самошкин бросал яйца в Петра Порошенко на Майдане во время его выступления. Оба удостоверения подписаны «шеф-редактором Артуром Журбенко». Журбенко говорит, что и Головачев, и Самошкин — «спецкоры предыдущей редакции», не объясняя, почему на их удостоверениях стоит его подпись. Садоха же утверждает, что эти удостоверения — «поддельные», и он обратился по этому поводу в СБУ, после чего ликвидировал «ПКУ». У Журбенко другая версия: Садоха «позволил ему развивать ресурс» в его отсутствие, а по поводу обращения Садохи в СБУ он ничего не знает. «Садоха имеет право так считать, но у меня свое видение этой ситуации», — говорит Журбенко, отвечая на вопрос, были ли поддельными выданные Головачеву и Самошкину удостоверения.

В конце 2019 года, когда юридически «Правовой контроль Украины» перестал существовать, вместо него появился ресурс и газета под названием «Правовой контроль»: домен и логотип сайта остались прежними, но изменился логотип и издатель газеты. Им стала Алена Тимошенко — журналистка «ПКУ» и жена Артура Журбенко. Изменения не коснулись и способа получения журналистского удостоверения от «Правового контроля»: как и до смены названия, на сайте «ПК» достаточно заполнить форму и отправить ее в редакцию вместе с фотографией, обязуясь прочесть устав издания и регулярно платить взносы. Журбенко добавляет, что в редакции после принятия заявки изучают человека: «Чтоб он был адекватным и у нас с ним были одинаковые цели. Тогда мы с таким человеком можем сотрудничать».

В уставе написано, что проект не поддерживает ни одну политическую партию, но, судя по всему, представители одной партии очень часто являются сотрудниками «ПК». Кроме того, они также часто вынуждены «отстаивать свободу слова» и право на профессиональную деятельность из-за различных инцидентов, случающихся с ними во время работы.

Например, журналистка «ПКУ» Антонина Белоглазова подверглась нападению со стороны «праворадикалов» — ее облили чем-то, когда она опрашивала участников митинга «Нет полицейскому насилию». Позднее она стала журналисткой сайта «Шарий.нет», а также третьим номером в его партии. Еще один сотрудник «Правового контроля», Даниил Журавский, по совместительству — эсэмэмщик в партии Шария, также пострадал, когда освещал «автопробег к 9 мая», организованный этой же партией в Одессе. Третий журналист «Правого контроля», Дмитрий Кучер, одновременно является сотрудником сайта «Шарий.нет» — из-за препятствования его профессиональной деятельности вручили подозрение бывшей депутатке Татьяне Черновол. Кучер, как сообщает «Радио Свобода», — 31-й номер в партии Шария. Светлана Магденко, координатор винницкой ячейки партии, представляется на пресс-конференциях сотрудницей «Правового контроля». На последних выборах в Днепре, как сообщают СМИ, наблюдатели от Шария также предъявляли удостоверения «ПК».

Артур Журбенко говорит, что наблюдателей от его ресурса в этом году на выборах не было, но сам он относится к партии Шария «лояльно». Не уточняя при этом, что также балотировался от этой партии. Кроме этого, он выступает в защиту всех пострадавших при исполнении журналистов — членов партии Шария — например, на Комитете по вопросам свободы слова. И даже писал обращения в СБУ от имени «Правового контроля», жалуясь, что бывший президент Украины оскорбительно отзывается о сторонниках блогера. Помимо этого, Журбенко говорит, что «ПК» публиковали «интересные» материалы через сайт «Шарий.нет».

 Артподготовка 

По сути, показ снятого два года назад материала «сенсационен» только одним: не фактами, не доказательствами — ни того, ни другого там нет, — а тем, что он «снят украинскими журналистами». До недавнего времени «версия капитана Волошина» в основном использовалась российскими пропагандистами. Но в последние годы к разработке и продвижению этой версии привлекались не только российские СМИ, а люди, которых называли «западными независимыми журналистами» или «расследователями». Например, летом 2020 года фейк про «украинский штурмовик, сбивший "боинг"», реанимировали со ссылкой на «расследование» Bonanza Media. Этот ресурс, состоящий из двух людей, многие годы продвигает «альтернативные версии» гибели «боинга». 12 ноября российское издание «Инсайдер» опубликовало расследование о том, что Bonanza Media контролирует служба внешней разведки РФ, ГРУ. Приблизительно в то же время адвокаты защиты пытались привлечь «свидетеля», который провел независимое расследование «гибели капитана Волошина» и был готов рассказать суду в Гааге что-то сенсационное. Суд отклонил ходатайство — показания самого Волошина были у следствия.

Теперь эту версию снова продвигают уже под видом «украинского расследования» — и как всегда, к  дате – началу новых слушаний. Очевидно, что до конца суда в российских СМИ еще не раз возникнут «новые сенсационные свидетельства» причастности Украины к катастрофе рейса МН17 — а в Украине найдется еще немало ресурсов, готовых предоставить необходимые для пропагандистов материалы.

Фото: volkskrant.nl, криншоты из фильма Андрея Лактионова

Читайте також
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду