Ведущая Оксана Марченко владеет частью канала «1+1» много лет, но никто об этом не знал. Почему?

Ведущая Оксана Марченко владеет частью канала «1+1» много лет, но никто об этом не знал. Почему?

10:00,
11 Липня 2020
8761

Ведущая Оксана Марченко владеет частью канала «1+1» много лет, но никто об этом не знал. Почему?

10:00,
11 Липня 2020
8761
Ведущая Оксана Марченко владеет частью канала «1+1» много лет, но никто об этом не знал. Почему?
Ведущая Оксана Марченко владеет частью канала «1+1» много лет, но никто об этом не знал. Почему?

Осенью 2015 года в Украине начал действовать закон о прозрачности медиасобственности, который обязывал телеканалы раскрыть своих конечных собственников. Особенных сюрпризов раскрытие этих данных не принесло, поскольку большинство входящих в крупные медиахолдинги каналов принадлежат олигархам, и об этом было давно известно. Впрочем, кое-какие неожиданности были: например, собственником «Интера» помимо Дмитрия Фирташа и Сергея Левочкина оказался Валерий Хорошковский, хотя ранее канал заявлял, что доля Хорошковского давно выкуплена. Остальные крупные группы лишь официально подтвердили известную информацию: Виктор и Елена Пинчуки владеют Новым каналом, ICTV и СТБ, Ринат Ахметов — «Украиной», «1+1» принадлежит Игорю Коломойскому, существенной долей собственности в этом канале владеет Игорь Суркис. Как и многие другие собственники телекомпаний, Коломойский и Суркис владели этим и другими каналами, входящими в холдинг, через целую сеть фирм и офшорных компаний.

Каждый канал должен по закону раз в год передавать актуальную информацию о структуре собственности Нацраде по вопросам телевидения и радиовещания, а также публиковать ее на своем сайте — с изменениями или нет. Вот так выглядит схема собственности канала «1+1», опубликованная в марте 2020 года, которая показывает владельцев канала на момент декабря 2019 года. Все те же собственники и масса компаний.

Тем удивительней история, которая началась в июне 2020 года. Как выяснилось из декларации Виктора Медведчука, который стал депутатом Верховной Рады и потому обязан раскрыть все данные о своем состоянии, его жена является одним из собственников офшорной компании Bolvik Ventures Ltd. Этот офшор зарегистрирован на Британских Виргинских островах и указан в схеме структуры ряда каналов «1+1 медиа»: через другие фирмы Bolvik Ventures владеет долями в «1+1» (24,65 %), «1+1 International» (24,65 %), ТЕТ (24,5 %), «2+2» (24,5 %) і «Бігуді» (24,5 %) То есть фактически Оксана Марченко, супруга Виктора Медведчука, — собственница какой-то части «1+1» и других телеканалов, хотя среди собственников в структуре каналов ее не указывают, а единственным владельцем офшора Bolvik Ventures Ltd назван Игорь Суркис.

Информация стала неожиданной не только для СМИ, но и для самого холдинга «1+1»: в медиагруппе заявили, что впервые узнали о новой совладелице канала из СМИ. Бывший руководитель холдинга, а также экс-совладелец канала «1+1» Александр Ткаченко тоже не знал, что Марченко владеет частью каналов группы. Более того, Коломойский тоже не был в курсе изменений в структуре собственности. Юристы группы отправили запрос в компании — владельцы каналов, чтобы подтвердить это информацию.

10 июля, месяц спустя после запроса, «1+1 медиа» разослала пресс-релиз с ответами на свои и журналистские вопросы. Как сообщалось в нем, Марченко принадлежит треть офшора Bolvik Ventures, то есть 33,33 % компании. Остальные трети принадлежат Игорю Суркису и вице-президенту футбольного клуба «Динамо» Леониду Ашкенази. Сам клуб «Динамо» — собственность Игоря Суркиса.

В релизе также сообщалось, что Оксана Марченко является совладелицей телеканала «1+1» десять лет, с 2010 года, и что миноритарные акционеры «предоставляли неадекватную» информацию «1+1» и «халатно отнеслись» к украинскому законодательству — и делали так в течении 10 лет.

Частично информация, которую распространил «1+1», совпадает с той, которую уже озвучивал адвокат Игорь Кириленко, представляющий интересы Медведчука. Кириленко говорил, что Марченко владеет 8,22 % акций телеканала «1+1» и 8,17 % акций телеканала ТЕТ. Если посчитать, именно такой долей и должен владеть человек, у которого в собственности — треть Bolvik Ventures.

С другой стороны, адвокат говорил, что компания «Гармония», которой до 2016 года владел Медведчук, а затем ее собственницей стала Марченко, опосредовано владеет 33,33 % офшора Bolvik Ventures с 2012 года. Таким образом, сам Медведчук был совладельцем каналов медиагруппы «1+1» четыре года, а последние четыре года — Марченко. А в заявлении «1+1 медиа» указано, что именно Марченко, и на два года раньше, в 2010 году, стала собственницей трети Bolvik Ventures.

Любопытно, что два часа спустя после публикации своего релиза компания его отозвала, сославшись на «дополнительные данные» которые стали известны холдингу уже после отправки пресс-релиза и которые «не подтверждают» факты, изложенные в нем. Компания обещает разъяснить все позднее.

В любом случае, Марченко действительно владеет долей, и, видимо, не слишком большой, в каналах группы «1+1 медиа» — в интервью «Стране.юа» она даже размышляет, не увеличить ли долю во владении канала «1+1», чтобы сменить «нынешних несостоятельных менеджеров». Там же она критикует редакционную политику канала и признается, что редко смотрит «1+1». Видимо, она не видела и того сюжета «Секретных материалов», который состоял исключительно из фейков и месседжей, озвученных Медведчуком относительно выдуманных им «американских военных биолабораторий» в Украине. После публичного скандала канал удалил сюжет и выпустил развенчивающий эти же фейки репортаж в «ТСН».

Более того, Марченко была акционером канала на момент, когда часть журналистского коллектива, в первую очередь сотрудники того же «ТСН», возмутилась присутствием супруги пророссийского политика в программе «Танцы со звездами». После двухмесячного скандала, который длился все время ее участия в шоу, Марченко ушла из него — официальной причиной был назван перелом двух ребер. Но при этом Марченко в том же интервью заявляла, что вообще ее участие в шоу было частью «подлого, циничного и коварного» плана Коломойского и Ткаченко «по дискредитации» ее самой и ее семьи. Теперь, судя по упоминанию графа Монте-Кристо в этом интервью, Марченко вынашивает планы мести.

Впрочем, еще недавно ее супруг заявлял, что Марченко — лишь номинальный владелец компаний и активов, а все решения по бизнесу принимает он сам. И для него владение долями в компании Коломойского — «вопрос бизнеса, а не идеологии». Сама Марченко не разделяет его позицию: она считает, что канал требует изменений, так как сейчас он «не отражает интересов украинского общества, а искажает их через призму взглядов главного собственника». Что ж, нам остается подождать уточненной информации от «1+1 медиа». Возможно, тогда мы поймем, насколько пожелания госпожи Марченко близки к их воплощению.

* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
2019 — 2022 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду