Симон Островский: «Я думаю, что война в Украине во многом началась из-за ложной информации»

скриншот

Симон Островский в журналистике — с 2001 года. За свою карьеру он освещал разные конфликты — на Кавказе, в Украине, а также в Израиле и на Палестинских территориях. Сотрудничал с CNN, HBO и BBC, а свои документальные видеопроекты о войне в Украине делал для VICE. Сейчас Симон работает редактором расследовательского отдела медиастартапа Coda.story.

Американский журналист присоединился к компании лекторов бесплатного онлайн-курса «Фактчек: довіряй-перевіряй» от VoxUkraine и EdEra. Рекомендации Симона о проверке информации слушатели курса смогут узнать 22 ноября.

По случаю запуска онлайн-курса Симон Островский рассказал о вызовах для профессии в эру интернета, о том, как сам стал жертвой фейка российских СМИ и почему каждый пользователь интернета должен овладеть навыками фактчекинга.

О том, как интернет изменил работу СМИ

Огромное влияние на журналистику в целом оказал интернет. Он все поменял. За последние 17 лет журналистика мигрирует из аналогового пространства в цифровое.

В начале моей карьеры все еще писали для газет. Первые издания, в которых я работал — The St. Petersburg Times и The Moscow Times, — уже не выходят на бумаге. А многие телевизионные проекты, которые до сих пор существуют, имеют большую часть бизнеса в онлайне. Несколько лет я снимал для VICE Media — а это полностью онлайн-проект.

Многие смотрят на цифровую эру как на большой вызов. А мне кажется, что на самом деле она открывает очень много возможностей. Хотя есть и опасности. Если раньше были так называемые gatekeepers («стражи») информации, то теперь каждый желающий может что-то опубликовать. С одной стороны, интернет демократизировал свободу слова — и это факт. Люди получили возможность транслировать свои мысли без посредников. А с другой — теперь для того, чтобы их месседж не затерялся в общей массе высказываний, люди нередко говорят шокирующие или неподтвержденные вещи. Просто чтобы они «всплыли наверх» и как можно больше народу об этом узнало. Обратная сторона медали этой свободы состоит в том, что люди умышленно проталкивают много некачественной информации, чтобы привлечь к себе внимание.

Об угрозах от некачественной информации

Проблема некачественной информации существует очень давно. Я ее испытал на собственной шкуре еще в 2004 году, когда я освещал захват школы в Беслане. Был такой террористический инцидент в России, когда боевики из Чечни приехали в соседнюю Северную Осетию и захватили школу, в которой находилось более тысячи человек. Большинство из них были детьми, и это было во всех новостях в течение недели. Вся страна и чуть ли не весь мир пристально смотрели, что там происходит.

Задачей российских федеральных каналов в то время было приуменьшить серьезность случившегося. Властям нужно было, чтобы это казалось не такой уж большой проблемой — они хотели так успокоить население. Поэтому российские журналисты, которые освещали эту историю, публиковали неправдивую или непроверенную информацию. Они приуменьшали количество заложников и детей среди них. Последствием этого стала озлобленность местного населения, которое знало о том, что происходит на самом деле. Потом в российских СМИ произошел вброс информации, что якобы в захвате школы принимали участие иностранцы. Эта информация промелькнула на Первом канале. Люди в Беслане начали искать этих иностранцев — ведь это же сказали в новостях. На самом же деле все боевики были из Чечни.

Я же выглядел как неместный, поэтому несколько озлобленных жителей, чьи родственники были в школе, решили меня схватить. Они отвели меня в местное отделение милиции, чтобы та передала ФСБ. Эти действия стали прямым последствием ложной информации. Как это и бывает всегда: фейк в СМИ имеет реальные последствия.

Я думаю, что во многом война в Украине тоже началась из-за ложной информации, которая распространялась среди населения. Потому что такая информация имеет потенциал вызывать эмоции, чувства и разжигать искусственную вражду, которой не было там изначально. Она может раздуть огонь насилия.

Вот этот, самый первый такой инцидент в моей карьере, был ведь, по сути, небольшим происшествием (еще в апреле 2014 года в Славянске Донецкой области Симон провел три дня в плену боевиков. — «Детектор медиа»). За последние годы работы журналистом я замечаю, что отношения к нам становится все более негативным, а наша работа — все более опасной.

О модерации контента социальными сетями

Мне кажется, что в первую очередь виноваты те люди, которые распространяют фейковую информацию, а во вторую — те организации, которые помогают им это делать. Это, естественно, сами социальные сети, которые до недавнего времени не видели своей ответственности за это. Они говорили, что являются всего лишь платформой, а то, что происходит на ней, их не касается. Теперь они уже этого не говорят. Эти изменения риторики произошли под огромным общественным давлением и начались очень медленные движения в правильную сторону.

Мы видим, что страницы известного американского конспиролога Алекса Джонса, которому принадлежит суперпопулярный сайт Info Wars, недавно удалили практически из всех соцсетей. Это человек, который неделю за неделей призывал людей взять в руки оружие против государства, который распространял информацию о том, что массовых расстрелов не было, а их жертвы на самом деле были актерами. Он, образно говоря, кричит «пожар» в забитом народом помещении.

Кто-то, возможно, и такие высказывания считает свободой слова, и думает, что мы должны это позволять. Но я полагаю, что люди, которые намеренно разжигают чувства для того, чтобы привести к насилию, не имеют врожденного права распространять свои идеи на социальных платформах.

Законы о свободе слова защищают человека от государства. Государство не имеет права запретить Алексу Джонсу говорить эти вещи. С этим я согласен. Но Facebook, Twitter и остальные частные организации в праве сказать: «Этот человек не может пользоваться нашей социальной сетью. Мы считаем, что он нарушает правила нашей частной платформы, и поэтому мы не хотим, чтобы он там был». Да, это цензура, но цензура частной организации на своей собственной платформе.

О работе на Донбассе

Снимая фильм Selfie Soldiers, я хотел разобраться, принимают ли действительно российские военные участие в конфликте в Украине. Для этого я решил повторить их фотографии из социальных сетей, которые были сделаны, как мне казалось, в Восточной Украине. Я отправился искать те же места и самому фотографироваться там. Так я хотел докопаться до истины, доказать себе и зрителю, что я проверил информацию.

Тогда публиковалась просто-таки лавина фотографий в социальных медиа, которые распространяли сами российские военные. Потому что в начале конфликта, в 2014-2015 годах, это не очень контролировалось российским министерством обороны. С тех пор как вышел мой фильм, в РФ приняли новый закон, который предусматривает уголовную ответственность для солдат за распространение информации в социальных сетях. Условия меняются и власти начинают понимать уязвимости их секретных операций. А все из-за неосторожности молодых солдат-тинейджеров, которые так же, как и их ровесники везде в мире, хотят хвастаться в интернете, чем они занимаются.

Я думаю, что мой материал и другие проекты об участии России в войне в Украине изменили мнение мировой общественности о том, что здесь происходит. Потому что у Кремля была совершенно четкая цель показать конфликт тут как гражданский и межнациональный, к которому Россия не имеет никакого, кроме как самого позитивного, отношения. Тогда как факты говорят об обратном — что этот конфликт был подогрет именно Россией. В этом наша задача и заключается — показывать то, что где-то происходит, людям, которые этого сами не видят.

О задаче фактчекинга

Качество информации в интернете, по-моему, с каждым годом становится все хуже. Теперь чтобы найти качественную информацию, нужно уметь ее искать. В этом и состоит одна из задач фактчекинга: получить навыки и знания для того, чтобы понимать, где она находится, а где фейки, экстремистские взгляды, вбросы в частных интересах или с целью привлечь внимание.

Не каждый человек может позволить себе поехать в Сирию, Йемен, Украину или на территорию еще какого-нибудь конфликта, чтобы проверить информацию. Это опасно. У человека может не быть ресурсов и времени. Да это и не является задачей обычного пользователя новостного продукта.

Но есть вещи, который каждый может сделать, чтобы информация прошла хотя бы какой-то уровень проверки. Моя задача в случае с Selfie Soldiers была доказать всем, а задача фактчекинга для каждого отдельного человека — доказать себе, правда это или нет.

Люди также должны научиться брать на себя ответственность за то, чем они делятся. Теперь, когда у каждого есть свое собственное СМИ в виде мобильного телефона, все могут распространять информацию. Все пользователи интернета в какой-то мере стали журналистами. Вместе с этим ко всем людям пришла та ответственность, которая перед нами, журналистами, стояла всегда, — не навредить и не сообщить неправду.

Фото: simonostrovsky.com, скриншоты из курса «Фактчек: довіряй-перевіряй»

comments powered by Disqus