Коктейль из терактов с выборами

Коктейль из терактов с выборами

17:07,
18 Листопада 2015
1918

Коктейль из терактов с выборами

17:07,
18 Листопада 2015
1918
Коктейль из терактов с выборами
Коктейль из терактов с выборами
Послесловие к освещению второго тура местных выборов в Украине на телеканалах.

Телевизионный вечер 15 ноября, дня второго тура местных выборов, принёс весьма странный сюрприз: большинство телеканалов не предусмотрели в своей программе никаких спецпроектов. А ведь в городах, где проходил второй тур выборов, живёт свыше трети населения страны — если не считать оккупированных территорий!

В то же время канал «NewsOnе» дал целых два посвящённых выборам ток-шоу - «Битва за Україну. Вибори, 2-й тур: перші результати, порушення, фальсифікації» и традиционное «Эхо Украины» Матвея Ганапольского.

Как бы то ни было, а большинство каналов уделило внимание окончившимся выбором только в выпусках новостей.  «1+1» провел вместе с КМИСом  свой экзит-пол и основное внимание уделил, разумеется, выборам в Днепропетровске, где соратник владельца канала Игоря Коломойского Борис Филатов боролся за пост мера со ставленником «Оппозиционного блока» Александром Вилкулом. Не обошел вниманием «1+1» и выборы в Кривом Роге.

 Но вот беда (увы, в данном случае в прямом смысле этого слова): накануне в Париже произошла серия терактов, потрясших весь мир. Ввиду этого второй тур выборов просто не мог стать темой номер один выпусков новостей — уж очень некрасиво это бы выглядело. Выборы в лучшем случае стали темой номер два, как на «Интере», а то и вовсе оказались фактически в разделе «Разное».

И если, скажем,  «UA: Перший» дал тему выборов целостным блоком, то «Интер» устроил из терактов во Франции и выборов в Украине продолжительный и вряд ли корректный с этической точки зрения микс. Такой же микс был в шоу Ганапольского. Но между ними есть одна существенная разница. Шоу «Эхо в Украине» работает в специфическом жанре «релакс-аналитики», если хотите, «аналитики под пиво»: неспешное, ненавязчивое, не напрягающее журчание слов, которое вовсе не обязательно слушать от и до. Нечто сродни интеллигентским беседам на кухне. Жанр, вполне имеющий право на существование — а почему бы, собственно, и нет?

И ещё одно обстоятельство: ежедневное хронометражное ток-шоу, где ведущий — не модератор, а говоритель, причём главный и основной говоритель, поистине сродни стахановскому труду. Обратная сторона этой медали: каждый политический журналист, вероятно, бывал в состоянии «текучка заела», когда необходимость оперативного реагирования на текущие события совершенно лишает возможности отвлечься от повседневности и взглянуть на процессы глубже, комплекснее — чтобы хватило не на колонку, а на полновесный аналитический материал. Вот и у Ганапольского, да простит он меня, частенько очень уж очевидной бывает ситуация: хронометраж есть, а заполнить его нечем, материала на заявленный хронометраж не набирается. Вот и приходится прибегать к уловкам — лить воду, тянуть время, отвлекаться на всякие мелочи, скакать с темы на тему, чтобы не так заметны были повторы. Опять же: избранный Матвеем Ганапольским жанр всё это допускает. 

И совсем другое дело — выпуски «Подробностей недели» на «Интере». Хотя бы потому другое, что это — не авторская журналистика, не телеколумнистика; никакой художественности, по идее, жанр «Подробностей недели» не подразумевает. Между тем подобное перескакивание с темы на тему, такое же дробление тем — присутствует в общественно-политическом вещании на российских каналах, в частности, у Дмитрия Киселёва. Сугубо российская тенденция, сугубо российская методология.

Конечно, можно было бы возразить: на Западе тоже так делают, на Западе тоже часты включения, прерывания тем, это — общемировая тенденция. Если бы не одно «но»: как и во многих других случаях, в российской модели подачи информации копирование передовой западной формы скрывает подмену её сути. Российская модель — на самом деле чисто имитационная.

Чем вызваны прерывания тем и посторонние включения в западных выпусках новостей? Одним-единственным — стремлением оперативно, даже немедленно, подать новую, только что поступившую информацию. На «Интере», равно как и на российском телевидении, такого чаще всего не происходит. И в описываемом выпуске «Подробностей недели» прерывания и включения были вовсе необязательны, поскольку ничего экстренного не содержали. Изначальным сценарным замыслом — вот чем они были, и только лишь. Цель? А она лежит на поверхности — создание лоскутной информации, когда вместо целостной картины событий — обрывки и осколки. Информационные паззлы, которые зрители вынуждены собирать сами, на своё усмотрение — или проглатывать в таком, осколочном, виде.

При такой подаче материала становится крайне лёгкой задачей навязывание стереотипов, и более того — навязывание одновременно нескольких противоречащих друг другу стереотипов. При такой подаче материала крайне легко убедить аудиторию, что Европа — это одновременно и «слабая, ни на что не способная толерастия», и «коварный враг, готовый поставить Россию на колени»; что европейская толерантность — она же маниакальная нетолерантность к России и россиянам. Что в Украине «хаос и анархия» и в то же самое время «жестокая националистическая диктатура, промывшая всему народу мозги».

Постоянные возвращения к теме терактов в интеровских «Подробностях недели» не смогли скрыть очевидного: на экране откровенно толкли воду в ступе, в разных вариациях повторяя одни и те же утверждения. Картинки и конкретные слова были разные, смыл — один и тот же. Подача материала создавала видимость подробности и всеохватности, но на самом деле такой далеко не была. Хаотическое мелькание сюжетов о событиях в Париже без чёткой структуры общего повествования создавало недвусмысленное впечатление: в столице Франции якобы царит хаос; Франция и Европа растеряны и не очень представляют себе, как жить дальше, они сами не очень понимают, что делают и что должны делать. Акцент делался на шокирующих обстоятельствах самой трагедии и на розыске террористов, но зритель не получил представления о комплексном характере предпринятых контрмер. 

И о втором туре выборов. Если сравнивать сюжеты на «Интере» и «UA: Першому», то выйдет очень сильный контраст. «UA: Перший» дал материалы о выборах, во-первых, единым блоком, а во-вторых, сжато и лаконично, с очень краткими — в доли минуты — репортажами. Тогда как «Интер», по привычке, растекался мыслью по древу и хронометража не жалел. Но вот же парадокс: картина, нарисованная «UA: Першим», была намного более полной и чёткой, тогда как на «Интере» -  опять вокруг да около. Опять то же самое: якобы детали и подробности, которые на самом деле надёжно погружали зрителей в частности, за которыми было уже не увидеть картины в целом.

«UA: Перший», кроме всего прочего, осветил ход выборов в большем количестве городов и останавливался на существенных или необычных деталях. Можно высказать лишь одно сожаление. Когда рассказали о том, что в Николаеве молодые избиратели делали селфи на избирательных участках, потому что в ресторанах и кафе за это бесплатно кормили, хорошо было бы акцентировать на том, что для украинского Юга такое общественное движение (а легко предположить, что таким образом поощряли активность избирателей сторонники господина Сенкевича от «Самопомочи») - это настоящий прорыв.

«Интер» же нагнетал страсти. Не так, как после первого тура, по мелочам — но такие вот мелочи, разбросанные по материалам в большом количестве, зомбируют надёжнее всего. О Днепропетровске, самое начало репортажа: «Говорили, что движется колонна вооружённых людей, но, к счастью, всё прошло спокойно». Так это была ложная информация — насчёт колонны, или вооружённые люди всё-таки «придвинулись», но вели себя спокойно?
Этого было не понять. Ещё из репортажа: «Людям не до выборов, они собираются в злачных местах (оказывается, в Днепропетровске публика — ещё та! - Б.Б.) и говорят не о выборах, а о событиях в Париже и на бытовые темы». Слава Богу, от синхронов завсегдатаев злачных мест о событиях в Париже зрителей избавили. Потому что в целом с синхронами вышел явный перебор. Вот один из них, говорит торговка на рынке пенсионного возраста: «Мы больше на Майдан не пойдём, жизнь стала бедной» - можно было подумать, что раньше она ходила на Майдан просто каждый день. Да, а выборы тут при чём? Мало ли кто что скажет неудачно или не по теме — всё надо показывать? Наблюдатель — о том, что раздавали флаеры: «На них не написано, за какую политсилу, но цвета и лозунги однозначны» - какие именно, и не сказали, и не показали. Через некоторое время сказали. Что и оппоненты этой анонимной политсилы не ангелы: в кафе спрашивали, за кого посетители голосовали, и в зависимости от ответа давали бесплатный напиток или нет. Разумеется, страшное нарушение: это сколько же людей ради бесплатного напитка свой голос продаст — тьма! Тем более, что, судя по всему, давали или не давали напитки уже ПОСЛЕ голосования, и как это могло повлиять на его ход, так и осталось не очень понятным.

«Битва за Украину» на «NewsOnе». Вроде бы, и по делу был разговор, и темы затрагивали актуальные. Но почему-то все говорили рублеными краткими фразами. Да, выходило динамично, но ценой за эту динамику была поверхностность, а иногда и непрофессиональность: именно на аргументации гости студии и экономили.

«У Києві не було інтриги», - заключили трое гостей и стали фантазировать: интрига была бы, если бы против Виталия Кличко баллотировался Александр Омельченко. А дальше пошло что-то потустороннее: «Кличко та Омельченко — це одне електоральне поле... У Київраді “Єдність” та “Солідарність” - це природна коаліція». Ну, хоть такие совсем не очевидные вещи можно было аргументировать — хотя бы чуть-чуть? Иначе выходит, что за Кличко голосовали сторонники «крепких хозяйственников»? Только вот что они нашли в нём крепкохозяйственного?

Далее пошла едва ли не ода Омельченко, лишь один из четвёрки спросил: «А чим він був такий уже великий?» «Омельченко був великий хоча б тим, що протиснув закон про столицю, й усі гроші залишалися в Києві», - ответили ему. Из негатива в отношении бывшего мэра назвали только возраст. И это было профессиональное обсуждение?

Собственно, вокруг Омельченко в течение всей избирательной кампании вообще происходили странные вещи: сообщались факты о подкупе студентов, о продаже картошки задёшево — а эксперты только и твердили: возраст, возраст. А на казус Омельченко стоит обратить особое внимание. Поскольку всего за два месяца ему удалось проделать здесь, в столице Украины, ровно то же самое, на что у Владимира Путина в России ушли годы, - создать миф о якобы золотом веке, когда молочные реки текли в кисельных берегах, и в который нужно непременно вернуться. Золотой век этот, естественно, пришёлся на годы правления Омельченко — а если уж быть совсем точным, Леонида Кучмы, с которым у киевского мэра была полная гармония. И пусть сам экс-мэр на свой пост не вернулся, но партия «Еднисть» в горсовет прошла.

Никакого — ни малейшего — информационного отпора этот миф так и не получил, все только и повторяли, как заклинание: возраст — словно Александр Омельченко и вправду был городским головой, идеальным во всех отношениях. Не то что разоблачать его пропагандистскую неправду никто не пытался — никто не задался элементарным вопросом: а чем, собственно говоря, Александр Омельченко так уж отличался от Леонида Черновецкого — и по части завоевания голосов на выборах, и по части методов руководства городом?

Если создание мифа прошло так легко на городском уровне, то где гарантия, что то же самое никем не может быть проделано на уровне общенациональном?

И - «Эхо Украины». Вот здесь зрителя ожидал... нет, даже не сюрприз — шок. Потому что начал программу Матвей Ганапольский с полного показа выступления на брифинге Сергея Лёвочкина. Который, разумеется, приводил данные «своих» экзит-поллов, согласно с которыми «Оппоблок» - разумеется, вопреки репрессиям и притеснениям — вышел во второй тур в тринадцати городах и в подавляющем большинстве из них их выиграл. Среди городов, где «Оппоблок» выиграл, были названы Днепропетровск, Кривой Рог и Николаев. И, как кульминация, прозвучала долгая тирада о ненужности и даже вредности второго тура — мол, власть через него протаскивает своих ставленников, да и вообще у нас кризис, а выборы — дело дорогостоящее, и нечего разбазаривать народные деньги. После этих слов мгновенно вспомнился несокрушимый аргумент 2004 года: мол, зачем нам президентские выборы, если у нас уже есть президент — Леонид Кучма? 

Зачем Матвей Ганапольский вывалил на зрителей весь этот мусор, да ещё в таком количестве? Ответ мог быть единственным: дабы тут же взять и разоблачить. Но сам Ганапольский делать этого не стал, а спросил о впечатлениях гостя — представленного политологом Михаила Павлива. Но тот тоже ничего разоблачать не стал и даже заявил: поскольку Лёвочкин выступал перед широкой аудиторией, значит, приведённые им цифры, скорее всего, соответствуют действительности. Не сказал даже очевидного: второй тур, где всего двое кандидатов, предоставляет гораздо меньше возможностей для манипуляций, чем первый тур — и не потому ли господин Лёвочкин так выступает против него?

В итоге телезритель так и не получил полной объемной информации о втором туре выборов на вышеназванных каналах. Только ли из-за непрофессионализма телевизиощиков или же или же сознательного выбора менеджеров каналов - пусть решают наши читатели.

 

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Фото: 112.ua
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
2019 — 2022 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду