«Пропало все» объединило «Интер» и «1+1»

«Пропало все» объединило «Интер» и «1+1»

09:37,
28 Жовтня 2015
3854

«Пропало все» объединило «Интер» и «1+1»

09:37,
28 Жовтня 2015
3854
«Пропало все» объединило «Интер» и «1+1»
«Пропало все» объединило «Интер» и «1+1»
Но до цельности и убеждённости «Интера» в ночь выборов «Плюсам» было далеко.

После просмотра выпуска «Подробностей недели», посвящённого итогам голосования на местных выборах («Интер», 25 октября), стало страшно. Основное впечатление было таким: «Оппозиционный блок» решил перейти в массированное наступление и средства для этого выбирать не намерен. Особенно отчётливым это впечатление стало после словесного дебоша, устроенного кульминационным гостем студии — Вадимом Рабиновичем: привычный шутник и балагур в этот раз был откровенно злобным и едва ли не насылал проклятия и на власть, и вообще на всех, кто не поддерживает ОБ.

Выпуск длился без малого четыре часа, с восьми вечера почти до двенадцати ночи. И все эти почти четыре часа разговор вертелся вокруг одной и той же сквозной темы — нарушений. У зрителей должно было создаться устойчивое впечатление: нарушения были столь многочисленны и вездесущи, что воспринимать результаты выборов как истину не приходится. И это, опять-таки, может свидетельствовать о дальнейших планах ассоциируемой с данным каналом политической силы. Повторённые в разных вариациях слова Рабиновича о том, что «Оппозиционный блок» вот просто так «всего этого» не оставит, и нынешняя власть «будет сидеть в тюрьме», практически не оставили сомнений в этих планах.

«Интер» в очередной раз доказал: демократия и свобода, в том числе свобода слова — это, увы, самое лучшее оружие в борьбе против них же, демократии и свободы. Впрочем, нет: не демократия и свобода, а то, что у нас под видом этого процветает. Поскольку доминирующая ныне медийная тенденция — кто угодно может заявить что угодно о ком угодно, и это непременно станет «информацией» — к демократии не имеет ни малейшего отношения, зато очень похожа на охлократию. И пока в наших СМИ под видом ответственной демократии процветает охлократия, а под видом свободы слова — свобода лжи, пока многие и разные политики будут соревноваться в громкости обвинений в адрес соперников, «интеры» и «оппозиционные блоки», боюсь, непобедимы.

А применённый в выпуске главный приём был отнюдь не нов и далеко не эксклюзивен. «Пока газеты не сообщали о катастрофах, самолёты не падали»— так формулировали его четверть века назад. Именно так было и здесь: на выборах-2015 общественные организации тщательно и скрупулёзно выявляли нарушения — вплоть до самых мелких — и как никогда подробно сообщали о них. Так же оперативно реагировало — что было неожиданным! — и МВД. Казалось бы: это и есть одним из проявлений изменения в лучшую сторону выборного процесса, власть не только не препятствует распространению информации о нарушениях, но и пытается на нее оперативно реагировать. Однако «Интер» представил дело так, словно само количество нарушений стало небывалым, и какие бы итоги выборов ни были объявлены, а верить им будет нельзя. И в созданном контексте даже слова весьма авторитетных представителей весьма авторитетных организаций служили подтверждением (точнее, были использованы как якобы подтверждение) якобы невиданному никогда ранее количеству и масштабу нарушений.

Мелкие нарушения откровенно раздувались, технические накладки приравнивались к нарушениям и перечислялись вперемешку с ними.

Нет, разумеется: победа в Харькове Геннадия Кернеса, равно как и показанное экзит-поллами лидерство Александра Вилкула в Днепропетровске никаких сомнений вызывать не могут, а могут вызывать одну лишь неуёмную радость. С которой, то есть с радостью, зрителей почти прямым текстом и поздравили. А вот там, где у кандидатов от «Опоблока» и дружественных ему сил сложилось не так, как они планировали, — там беда, сплошная беда, козни и надувательство. Давно ведь известно, как отличить честные выборы от нечестных: если побеждает Партия регионов или её реинкарнации — выборы честные, если побеждает кто-нибудь другой — нечестные. Это ещё Янукович так учил.

Нельзя не сказать и о фирменном ноу-хау «Подробностей недели»: это самое ноу-хау привлекло внимание ещё перед прошлогодними президентскими и парламентскими выборами. В студии бывают представители совершенно разных политических сил, и формальный баланс, в отличие от ежедневных «Подробностей», более-менее соблюдается. А если по сути... Все гости студии бывают в ней или выходят на связь поодиночке. Тет-а-тет с ведущим. Вот только темы или аспекты тем ведущий им подбрасывает разные. Формально баланс, а по сути — гости друг с другом не дискутируют. И почему-то всё время так получается, что самые важные аспекты достаются представителям «правильных» политсил.

Бывает, впрочем, что представители «противоположных лагерей» говорят об одном и том же. В таком случае почему-то получается так, что представители «правильных» партий оказываются в студии позже представителей «неправильных». В результате «правильные» могут опровергать аргументы «неправильных», а «неправильные» уже не могут ничего: возможности ответить у них нет.

Вариантов на самом деле множество. В рассматриваемом выпуске упомянутый уже Рабинович вещал и кликушествовал довольно продолжительное время, с перерывами на включения и рекламу. Его оппонент — Владимир Гройсман — появился в ходе весьма непродолжительного включения — как и водится, хронологически до Рабиновича. А сказал Гройсман, помимо прочего, что выборы в Мариуполе обязательно будут проведены, и ВР сразу же станет работать над этой проблемой. Дмитрий Анопченко даже сослался на эти его слова один раз. Но... Когда в течение четырёх часов зрителям вдалбливали и вдалбливали, что власть эти выборы намеренно сорвала и не проведёт, слова Гройсмана (даже со ссылкой Анопченко) в общем фоне надёжно затерялись.

А к теме Мариуполя всё возвращались и возвращались, всё вдалбливали и вдалбливали — в течение всего выпуска. Даже диалог корреспондентки Елены Зориной и председателя правления гражданской сети «Опора» Ольги Айвазовской ведущий прервал на полуслове, чтобы переключиться на Мариуполь. Что-нибудь экстренное? Да нет, то же самое. А в диалоге Айвазовская, между делом, заявила, что в Мариуполе был «технічний спосіб не проводити вибори там, де не хотіли проводити».

И вот же что поразило. В авторитетных текстовых СМИ до сих пор выходят аргументированные статьи с неоднозначными, а то и противоречивыми оценками случившегося в Мариуполе: «Плюс — минус; да — но». В выпуске «Подробностей недели», вышедшем по горячим следам (!), никаким сомнениям места не было. Причём фактаж, сам фактаж если и был приведён, то очень фрагментарно; в основном же это были сугубо оценочные суждения, причём суждения голословные. В самом лучшем случае, исходили эти суждения из соображений «вообще», а не из конкретной ситуации, которая сложилась в городе. Получалось, что даже в случае веских подозрений в наличии огромного количества «левых» бюллетеней выборы нужно было проводить, как ни в чём не бывало.

Да, кстати: не припоминается, чтобы за четыре часа хоть раз упомянули, кому именно принадлежит злополучная типография, печатавшая бюллетени для Мариуполя. А ведь даже на канале самого Рината Ахметова, на «Украине», в студии Савика Шустера об этом сказали.

К тому же,  показываемые на «Интере» мнения принадлежали в подавляющем большинстве не экспертам, а политикам — то есть лицам заинтересованным — и «людям с улицы», которые, по стечению обстоятельств, сплошь и рядом оказывались сторонниками «Оппозиционного блока». Нет, сам Анопченко уверял, что выборы в Мариуполе будут проведены. Не слишком часто и не слишком активно уверял, но всё равно: вы не подумайте, что он как-то манипулировал. Манипулировали все остальные — и так четыре часа подряд. А Анопченко — он был чистым и честным.

Арсенал художественных средств был задействован немалый. Многие сюжеты содержали явные намёки и ведущего, и прочих участников — будто говорить открыто то ли им не дают, то ли они боятся. Избирательница — вероятно, пенсионерка — из Измаила, голосовала «за то, чтобы жить стало лучше, чтобы окончилась война». Кто у нас там за немедленный мир на любых условиях — особенно на местных выборах? Были бессодержательные включения того же Георгия Труханова — кандидата в мэры Одессы от «Опоблока»: неважно, что он говорит, главное, чтобы как можно больше.

Итоги выборов в Одессе комментировал, естественно, Труханов. В Киеве — Александр Пузанов, кандидат в мэры от «Опоблока». Его слова: «Экзит-поллы, которые показывают, что “Оппозиционный блок” не проходит,они и на прошлых выборах показали неправдивые результаты». Кто, какие социологические фирмы, какие результаты? Неизвестно. Но обратите внимание: уместно ли применительно к экзит-поллам слово «неправдивые», или корректнее было бы сказать «ошибочные», «неточные»? «Неправдивые» — это когда результаты искажают умышленно, и подобные обвинения, вообще-то, принято доказывать.

После сюжета о том, что бюллетени очень большие по формату и напечатаны мелким шрифтом; многим избирателям их нелегко прочитать, высказал подозрение: мол, возможно, «специально включили столько людей, чтобы было сложно разобраться в бюллетенях». Кто же этот злодей, который «включал в бюллетени людей»? Снова Анопченко, после очередного репортажа с участка, на котором голосовал президент: «Если на... участке всё неидеально, то что же тогда происходит по всей Украине?»

Эксцентричный визитёр из Латвии Владимирс Ворохобовс устроил под зданием ЦВК пикет в поддержку демократии в Украине. В репортаже об этом прозвучало: гость Украины считает, что у нас демократии больше, чем «в своей недемократической Латвии». Синхрон, в нём Ворохобовс ни словом не ставил под сомнение демократию в Латвии; он просто говорит, что, в отличие от украинцев, латвийцы недостаточно активны, «нереволюционны».

Анопченко заявил тему низкой явки избирателей — а речь повёл о тех, кто не смог голосовать. О переселенцах, в частности. Вообще-то, проблема участия или неучастия переселенцев в МЕСТНЫХ выборах — глубоко дискуссионный вопрос, где множество неоднозначностей, множество «за» и «против». Но ни одного эксперта на экране так и не появилось. Был в этой проблеме один и вовсе спорный момент. Дело в том, что в Киеве (и, вероятно, не только) некоторые партии выдвинули в качестве кандидатов переселенцев из Донбасса. То есть вышло, что избираться в местные советы чужих для себя городов переселенцы могут, а избирать — нет. Но вот об этом в выпуске не было ничего.

Отсутствие выборов в «серой зоне», репортаж из прифронтового села Луганское. «Мы же Украина» — местные жители клянутся в верности и преданности Украине, выражают радость, что они — не под властью сепаратистов. Даже крестятся при этом. Но ладно, как технически организовать выборы на линии фронта? Этот вопрос тоже не затронули.

И — о нарушениях, о подкупе. «Такой грязной кампании я не помню», — это из Днепропетровска кто-то из «Оппозиционного блока». Так и хотелось крикнуть: так вспомните же своего любимого Януковича!

И вот же что примечательно. В выборах участвовало множество партий. Но за четыре часа эфира, насколько помнится, ни разу не была названа ни одна партия, представители которой подкупали избирателей. Или хотя бы имена кандидатов, промышлявших подкупом. «Штабы, которые организовали подкуп...», «Массовый и повальный характер». Это что же: подкупали, но не говорили, в чью пользу, не говорили, за кого надо голосовать? Странные какие-то подкупатели, прямо бескорыстные...

Репортаж Елены Механик из села Стрелковое Херсонской области — маленького кусочка Крымского полуострова, оставшегося под контролем Украины. Там сельский голова и махинации проводил, и к голосованию за себя принуждал, и избирателей подкупал, и угрожал, и «активистов спортивной внешности» использовал. Ужас, одним словом, «самые грязные выборы». Синхрон жителя: «Смотрел, какие грязные выборы. Картошку, капусту давали». А какую политическую силу он представляет — об этом зрители так и не узнали. И почему-то есть подозрение, что эта политическая сила — вовсе не «бандеровцы» и не «партия власти».

В студии появился представитель «Батькивщины» Сергей Власенко: «Людям не подобається те, що відбувається останніх півтора роки». А до этого было всё прекрасно, не правда ли? Власенко вёл речь о подкупе, об админресурсе: «Бюджетники, яких змусили голосувати», «підкуп роблять або партія влади, або партії, наближені до партії влади». Вот оно — единственное указание на то, кто организовал якобы системные нарушения. И правильно: не устами же «Оппозиционного блока» такое заявлять.

Хотя... Стоп-стоп, «Батькивщина» — член правительственной коалиции. Партия, «приближённая к партии власти». Что же это получается, а? Казалось бы, тимошенковцы уже обожглись на союзах с регионалами. На том, что долгие пять лет боролись не с Януковичем, а с Ющенко, то и дело приглашая Януковича в союзники. Так обожглись, что Юлии Тимошенко вряд ли хочется об этом вспоминать. И что же — опять подпевание тем же регионалам, пусть и под новым брендом?

Говорил о нарушениях и Дмитрий Добродомов — без катастрофизма, без надрыва, без обобщений: да, случались нарушения. Но контекст был таким, что лексика и интонации Добродомова уже не имели значения, его слова выглядели как дополнительное подтверждение.

Появился в эфире и Валентин Наливайченко. Говорил о бездействии власти в случае выборов в Мариуполе. А кстати: власть в Мариуполе — это кто? Кто персонально и по партийной принадлежности? Как-то незаметно этот вопрос выпал из поля зрения. Вёл он речь и о каруселях и подкупе. Нет, не говорил, что это власть, ни в коем случае. Общий контекст сказал это за него.

Снова участок, на котором голосовал Порошенко. Корреспондентка утверждала: очень много испорченных бюллетеней. Когда же Анопченко стал спрашивать, какая именно пропорция — хотя бы примерно, журналистка явно смутилась и так ничего определённого и не сказала — единственное, в этот момент создалось впечатление, что не так уж и много.

Об освещении украинских выборов за рубежом. «Запад нас забыл, а вот в России выборы освещают подробно», — таким был итог. Впрочем, приведённые цитаты из российских публикаций говорили о тенденциозности, по очень странному стечению обстоятельств, ровно такой же по направленности и по методике, как и в «Подробностях недели». А дальше... В резюме сюжета говорилось о том, что в России смакуют скандалы, а вот в Польше, Литве и Чехии — наши друзья. Только вот резюме это не только не вытекало из только что рассказанного, но и прямо противоречило ему. Этот приём наблюдался не раз: в подводке и завершении — правда и проукраинская позиция, в самом сюжете — совсем иное.

На протяжении всего выпуска были включения с четырёх «открытых площадок» — в Одессе, Днепропетровске, Северодонецке и Мариуполе. На каждой были представители «Опоблока» и больше никто. Никто, кроме бывших регионалов, ситуацию в этих городах не комментировал.

Одесса, уже под занавес: «Сейчас идёт массовое фальшевание (говорите, Одесса — русскоязычный город, да? - Б.Б.)». Фактов, примеров, свидетельств — ноль. Днепропетровск, о предвыборной борьбе: «Вал лжи и провокаций, вылитых на (Вилкула. - Б.Б.)... Наши оппоненты представили только лживую информацию...». Ну, просто ангел в окружении дьяволов. Примеров, фактов — как и подобает, ни одного. Возражений, иной точки зрения — не было.

Чуть раньше, тоже Одесса: «Власть взяла, кроме подкупа и каруселей (примеров и доказательств, как всегда, не последовало. - Б.Б.), взяла как способ давления экзит-поллы... Нарисовали результат ещё до выборов, сейчас идёт фальшевание... Карусели, подкупы, договорняк». «Да, в Одессе страсти предстоят нешуточные», — только и нашёл, что ответить, Анопченко.

Из разных публикаций довелось узнать: авторитетные социологические фирмы экзит-поллов в Одессе не проводили. А какие проводили? Кто их нанял? Не специально ли нанял, чтобы они «нарисовали результат», чтобы в этом можно было обвинить власть? Не было даже попыток выяснить.

Ну, и герой дня — Вадим Рабинович. Он заслуживает отдельного разговора. Хотя бы в виду того, что назвал нынешнее положение в Украине... да-да, фашизмом. Именно так. «Такого издевательства над жителями востока, юго-востока, центра Украины...». А вот Запад Рабинович не упомянул. Где-то я такое разделение уже встречал: «нормальная» вся Украина, над которой издеваются захватившие власть «западенцы». «Разделили людей на две части!» — это я тоже где-то уже встречал. «Сфальсифицировали выборы в Мариуполе!» — ну, это как полагается. Синхрон жителя: «Нам не дали проголосовать. Нас хотят сломить». Рабинович: «Они не дадут вам провести выборы. Это начинается диктатура». В этот момент, вы уж извините, Рабинович как никогда напоминал колоритную фигуру с одесского «Привоза» — там такие встречаются. А теперь внимание: «Но они нас не запугают! Не запугают ни Харьков, ни Мариуполь, ни Донецк, ни Одессу!» Ну, и как вам подбор городов? «Не запугают Донецк» — это Захарченко, что ли, не запугают? Моторолу не запугают? Такой умный, а так глупо спалился.Вот не надо было себя накручивать.

Но это ещё цветочки. Рабинович распалялся и распалялся, уже казалось, в студии вот-вот материализуется броневичок, а то и крейсер «Аврора». Рабинович уже не говорил, он провозглашал. «Мы победим! 90%за «Оппозиционный блок»! Надо, чтобы 90%!» — это о Мариуполе. Так и хотелось спросить: какие, к Рабиновичу, 90%, если, по его же словам, проголосовать мариупольцам всё равно не дадут? И тут наш балагур обратился к власти: «Вы, которые убили тысячи людей!» И всё сразу же стало ясно. По крайней мере, понятие «пятая колонна» обрело вполне конкретные портретные очертания.

А теперь скажите: что это всё было? И обязательно ли вот это должно выходить в украинском эфире?

*****

После просмотра вышеописанного издевательства над информацией захотелось чего-нибудь «полегче», и я переключился на «1+1». И удача: попал на ночной выпуск ТСН. Там тоже говорили о фальсификациях со стороны власти! И тоже совершенно голословно! Только жертвой фальсификаций в данном случае пал не «Оппозиционный блок», а, само собой разумеется, «Укроп». И тоже выборочно: в Луцке, где кандидат от этой политсилы оказался лидером мэрской гонки, никаких фальсификаций нет и не было. Чудеса, да и только.

Впрочем, до цельности и убеждённости «Интера» «Плюсам» было далеко: вот говорят, что кругом сплошные фальсификации, и почти сразу же — что «даних про реальні фальсифікації наразі немає». И так несколько раз — поди разберись. А ещё «системних порушень на Одещині немає, а от дрібних порушень чимало». А вот в репортаже из Луцка — напомню, того самого, где, судя по экзит-поллам, представитель «Укропа» лидирует — оказалось, что «сьогодні люди залякані, вони бояться казати правду». И снова — аргументация нулевая.

Что же вправду заставило забыть об интеровском мраке, так это сюжет о кандидатах-женщинах. Была дана инфографика, из которой вытекало, что «Самопомич» и «Укроп» квоту в 30% женщин перевыполнили, а вот «Солидарность» недовыполнила. Что же в этом сюжете потрясло окончательно и бесповоротно, так это сексизм в исполнении миловидной молодой корреспондентки — сексизм совершенно оголтелый и совершенно мужской. Красавицы, модницы, парикмахерские эстетки — в общем, украшение стола... простите, парламента, — вот с такой и только с такой точки зрения шла речь про «якість жінок».

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Скрін-шот Подробности
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду