Дуня Миятович: Мне сложно называть журналистами людей, которые занимаются разжиганием ненависти

Дуня Миятович: Мне сложно называть журналистами людей, которые занимаются разжиганием ненависти

11:14,
21 Березня 2015
6531

Дуня Миятович: Мне сложно называть журналистами людей, которые занимаются разжиганием ненависти

11:14,
21 Березня 2015
6531
Дуня Миятович: Мне сложно называть журналистами людей, которые занимаются разжиганием ненависти
Дуня Миятович: Мне сложно называть журналистами людей, которые занимаются разжиганием ненависти
Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович — о ситуации со свободой слова в Украине, возможном сотрудничестве с Министерством информационной политики и о борьбе с пропагандой.

Дуня Миятович за последние несколько лет по возможности часто приезжает в Украину. В этот раз ее визит был связан с проведением специального тренинга для сотрудников Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания на тему регулирования украинского телерадиопространства в условиях военной и информационной агрессии, а также других аспектов медийной отрасли.

По словам Дуни Миятович, ни она, ни ее офис не имеют возможности быть адвокатами отдельных СМИ, потому что они мониторят на постоянной основе ситуацию со свободой медиа всех 57 членов — стран ОБСЕ. И мгновенно выступают с заявлением, если видят какие-либо признаки нарушений свободы слова. Относительно ситуации в Украине таких заявлений за последние несколько лет было более десяти. В частности, были осуждены репрессивные действия против журналистов в Крыму. Также был призыв гарантировать безопасность журналистов в зоне военных действий. Неоднократно госпожа Миятович призывала российских журналистов отказаться от пропаганды.

Первоисточником информации о ситуации со свободой слова в той или иной стране для представителя ОБСЕ по вопросам СМИ являются сами журналисты и их общественные организации. Хотя во время визитов госпожа Миятович всегда старается встретиться и с представителями властей. Например, в этот раз у нее была продолжительная встреча с министром информационной политики Юрием Стецем, они даже договорились о возможном сотрудничестве.

Дуня Миятович на протяжении последнего года пытается навести мосты взаимопонимания между представителями российских и украинских медиаорганизаций. Вначале об ее инициативе говорили: «Миссия невыполнима». «Это очень долгий, болезненный и сложный процесс, но он очень важен», — признается она. Кроме ряда заявлений, одним из важнейших результатов этих встреч представитель ОБСЕ считает договоренность о проведение в июне 2015 года международной конференции, на которой обсудят ситуацию со свободой слова в Украине.

Госпожа Миятович, как вы оцениваете ситуацию со свободой слова в Украине после Революции достоинства? Есть ли изменения к лучшему? Видите ли вы угрозы свободе слова в Украине? Какие?

– Мы постоянно проводим мониторинг, выявляем определенные признаки, которые свидетельствуют о негативном развитии ситуации со свободой СМИ. Обычно мы смотрим, что происходит, и как только видим какие-либо признаки нарушений свободы слова, мы сразу же делаем заявление. Что касается Украины, то еще с революции мы сделали огромное количество заявлений, которые впоследствии были объединены и выпущены как отчет для постоянного Совета ОБСЕ. Проблемы, которые мы чаще всего наблюдаем и с которыми сталкиваемся, — это проблемы безопасности журналистов, отсутствие достаточной информации касательно ситуации в Крыму и на Востоке Украины. Кроме того, мы делали огромное количество заявлений по фактам задержания или нападения на журналистов. Сейчас ситуация сложная, но мы рады, что на данный момент нет задержанных журналистов. Но и нет свободного потока информации, на основе которой можно было бы принимать решения и анализировать ситуацию.

Я постоянно уведомляю представителей Совета ОБСЕ (от 57 стран) о развитии ситуации со свободой медиа в Украине.

По вашему мнению, какие главные вызовы сейчас стоят перед украинскими журналистами?

– Как вы знаете, самый главный голос, к которому я прислушиваюсь, — это как раз голос журналистов. И это не только отдельные журналисты, а и представители журналистских общественных организаций и НСЖУ. Именно поэтому первый день моего визита был полностью посвящен встречам с журналистами. Мы смогли пригласить медийщиков из Крыма, Луганска, Донецка, Одессы, Харькова. Было очень важно послушать их относительно того, как они видят ситуацию, с какими проблемами сталкиваются, как видят нашу помощь и роль в улучшении ситуации.

Как часто вы приезжаете в Украину? Каковы цели ваших визитов? Есть ли результат?

– Мы приезжаем сюда довольно часто, чтобы максимально предоставить помощь моего офиса. Сейчас, например, мы приехали в связи с проведением специального тренинга для сотрудников Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания Украины, также наш офис организует различные поездки для журналистов, которые могут приехать в Вену и рассказать о ситуации в Украине. Кроме того, и до Революции, и во время нее я неоднократно была здесь, встречалась с представителями властей, гражданским обществом, журналистским сообществом, студентами. Мы поднимаем вопросы, которые важны для журналистов. Приезжаем сюда, чтобы увидеть более четкую картину  происходящего.

– У украинских СМИ большие проблемы с работой журналистов в АТО. Медиасобственники часто не хотят, с одной стороны, обеспечивать минимальными средствами защиты своих журналистов, оплачивать специальные тренинги. А с другой — порой и не могут позволить себе, скажем, дорогое страхование жизни, здоровья, техники. Мы знаем, что часто с этими же проблемами сталкиваются и журналисты в Европе. Какие рекомендации дает в этом случае ОБСЕ журналистам и СМИ? Считает ли ОБСЕ, что медиасобственники должны нести ответственность за журналистов, работающих в горячих точках?

– Как вы правильно заметили, не только в Украине журналисты сталкиваются с такими проблемами, но и в европейских, и других странах. Особенно если журналист работает в горячих точках или зонах конфликта. Естественно, проблема не только в отсутствии финансирования и нежелании брать на себя дополнительную ответственность. Основная проблема — это работа фрилансеров, которые не привязаны ни к какому медиа и едут на свой страх и риск. Что можно здесь посоветовать и что может помочь — это связаться с международными организациями, которые занимаются вопросами обеспечения безопасности журналистской деятельности. Таких как «Репортеры без границ», Международная федерация журналистов и другие. У них есть огромное количество рекомендаций относительно того, как можно повысить уровень безопасности.

Если мы говорим о предоставлении реальной безопасности, безопасных условий работы в таких зонах, это обеспечивают чаще всего частные компании или государство в форме, например, предоставления журналисту возможности ехать в горячую точку вместе с военным формированием, которое определенным образом будет его защищать.

Мы слышим сейчас, что государственные органы власти также пытаются помогать в этом отношении журналистам в Украине. Но из своего личного опыта могу сказать, что это очень сложная ситуация. Так, например, основной проблемой безопасности у нас было получить доступ и добраться до оккупированной зоны. Нет единой успешной формулы. Ее не существует, вы можете даже посмотреть, что сейчас происходит в Сирии. Это опасная профессия, и все, что можно посоветовать сейчас, — это пытаться сообща работать. То есть сотрудничать с различными журналистскими союзами и организациями, которые объединяют журналистов, которые могут лоббировать интересы повышения стандартов безопасной работы журналистов.

Вы поддерживаете создание в Украине общественного вещания? Почему власть не заинтересована в разгосударствлении СМИ и не спешит создавать независимое общественное вещание, несмотря на принятие закона?

Наш офис очень сильно поддерживает идею общественного вещания, и мы знаем, что в Украине был принят закон, но было мало действий по его реализации. Наибольший вызов — реализация этого закона на практике. Это зависит также от того, насколько быстро будут приняты изменения в этот закон. Мы слышали о некоторой сдержанности, опасениях некоторых депутатов по этому вопросу, но мы надеемся, что завтра (19 марта. — ТК) эти поправки будут приняты (и изменения в закон об общественном вещании таки были приняты 19 марта. — ТК).

Задача власти — обеспечить инвестиции, потому что общественное вещание — это инвестиция на будущее, и них зависит создание здоровой медиасреды в Украине. Особенно важно, чтобы подобное вещание было доступно абсолютно для всех граждан, желательно на разных языках, и не только основных, но и на языках национальных меньшинств. И чтобы на общественном вещателе поднимались вопросы, которые важны для всех граждан: о культуре, традициях, потому что это элементы общественного вещания, которые существуют в демократических странах.

Естественно, очень многое нужно сделать, и сейчас достаточно трудно создать общественное вещание, потому что раньше, за всю историю существования независимой Украины, мало было сделано в этом направлении. А именно в направлении поиска баланса между коммерческим и общественным вещанием. Совет Европы, ЕС, EBU, Европейская комиссия — все готовы сотрудничать и оказывать помощь в развитии этого направления.

Мы вчера (17 марта. — ТК) встречались с гендиректором Первого национального Зурабом Аласанией, был открытый и хороший диалог относительно того, какую мы можем оказать помощь и что необходимо сделать, чтобы этот проект был реализован на практике. Конечно, в создании общественного вещания очень важна сильная политическая воля. Это один из основных моментов. И еще без создания юридического лица НСТУ и гарантий инвестиций, вложенных в общественное вещание, невозможна эффективно его реализация.

Раньше вы осудили создание Министерства информации в Украине. Как вы считаете, возможно ли нашей пропагандой победить российскую пропаганду? Вы встречались с Юрием Стецем, ваше впечатление о его деятельности? Чем, на ваш взгляд, могло бы заниматься министерство, не нарушая при этом принципы свободы слова?

– Да, действительно в самом начале я критиковала создание этого министерства, потому что само его название уже автоматически было звоночком, который свидетельствовал о негативной тенденции. Я всегда призывала к закрытию и отходу от практики создания министерства информации.

Конечно, возможно, что это только название, но есть определенная коннотация. Очень важно дать время, чтобы понять, как будет работать министерство. У нас вчера (17 марта. — ТК) была очень длительная и продуктивная встреча, открытый диалог, в котором господин Стець представил свой довольно амбициозный план действий на будущее. Сейчас будет некорректно говорить, в правильном ли направлении идет министерство, так как прошло очень мало времени. Поэтому мы хотим дать время министру и его команде, чтобы они показали, что они могут сделать.

Мы обсудили, каким образом может наш офис может оказывать поддержку и вести сотрудничество с министерством. Опять же, время покажет, сможет ли это министерство содействовать поддержанию свободы слова в Украине.

Основной мой посыл был таков: что бы министерство ни делало, это должно быть в соответствии с высокими международными стандартами и должно обеспечивать свободу слова и свободу медиа.

Как бороться с пропагандой в медиа? Можно ли считать журналистов, которые готовят пропагандистские материалы, виновными в разжигании ненависти и войны?

– С одной стороны, мне очень сложно называть журналистами тех людей, которые занимаются разжиганием ненависти, нетолерантности в отношении друг друга, предоставлении неправдивой информации и тому подобное. Потому что это люди, перешедшие грань, которая называется настоящей журналистикой.

Вопрос, каким образом бороться с пропагандой, мы задаем себе постоянно. Первое, что приходит на ум, когда мы говорим о защите свободы слова, — важно самим не начать заниматься пропагандой. Наилучший способ борьбы — говорить правду. Может показаться, что это идеалистический подход, но на самом деле это очень реальная точка зрения на наш реальный мир. Механизмы борьбы с пропагандой с помощью правды долгосрочны, они не дают результатов за 24 часа.

Как человек, я понимаю всю растерянность, ощущение депрессии и ужаса оттого, что ты не знаешь, что делать, как прекратить это или понять этой пропаганде противостоять. Но мы никогда, никогда не должны унижаться до того, чтобы использовать те же методы, что и пропагандисты. Потому что иначе они выигрывают. Я знаю еще один механизм и стараюсь его запустить: это попытка навести мосты между украинскими и российскими журналистами, теми, которые тоже пытаются справиться с этой ужасной ситуацией, как-то выживать в ней. Налаживание отношений между людьми, особенно между журналистами, особенно во времена таких конфликтов, — это очень важно. Сделать это очень сложно, знаю по опыту с сербами, хорватами и боснийцами. Но те, кто хотел пойти на диалог, были настоящие профессионалы.

Общественное вещание — это тоже своеобразный механизм борьбы с пропагандой,  который помогает транслировать правду для людей. В Украине, как и за ее пределами, очень важно, чтобы это вещание было на нескольких языках, не только украинском и русском, но и английском, испанском. Чтобы люди извне тоже могли понимать, что происходит. Именно поэтому существует EBU — организация, которая помогает распространять информацию по миру и объединять общественное вещание.

Вы в ОБСЕ регулярно, раз в квартал проводите встречи за круглым столом между представителями украинских и российских журналистских организаций. Удалось ли достичь прогресса во взаимоотношениях представителей этих двух стран? Какие важные вопросы были решены?

– Очень сложно говорить о том, как можно реально измерить результат и успех. Но когда мы начинали, нам очень часто говорили «Миссия невыполнима». Первые встречи проходили в очень напряженной атмосфере, было очень непросто. И до сих пор это непросто. Но это не должно быть проблемой. Всегда должна быть предоставлена возможность журналистам профессионально высказаться относительно того, что происходит. И идея была в предоставлении нейтральной платформы, на которой возможно осуществить данное начинание.

Сейчас ситуация изменилась по сравнению с тем, что было в начале. С обеих сторон ясно просматривается желание продолжать диалог. Они знают, что я лично и мой офис не пытаемся навязывать мнения какой-либо из сторон. Я также дистанцируюсь от представительства делегаций стран — членов ОБСЕ, в данном случае это делегации Украины и России. Именно поэтому я говорю о месте общения для журналистов, то есть это сугубо журналистское сообщество.

Мы, естественно, предлагаем программу, но опять же, эти предложения открыты, весь проект совершенно открыт и прозрачен. На повестке дня могут быть такие темы, как безопасность журналистов, пропаганда и др. Кроме этого было сделано много заявлений и подписан меморандум между сторонами. Это инструмент, на основе которого будет продолжаться профессиональное сотрудничество.

Мы обязательно будем продолжать это начинание, потому что аналогичное мнение мы слышим и со стороны российского Союза журналистов, и НСЖУ. На эти встречи все время  приезжают и различные представители журналистских ГО, медиа. После этих встреч всегда делается официальное заявление. Я очень рада, что во многих этих заявлениях, например, делались акценты на призыве отпустить из плена задержанных журналистов. Также были серьезные заявления о вреде пропаганды. И это мнение разделяли обе стороны. Это очень длительный, болезненный и сложный процесс, но он очень важен.

15-16 июня этого года в Вене пройдет крупнейшая конференция, посвященная свободе медиа в Украине, на которой мы постараемся затронуть все важные вопросы: безопасности журналистов, пропаганды, регуляторной политики и законодательства.

Так что вкратце скажу: результаты однозначно есть, их признает Международная федерация журналистов и другие организации, работающие в сфере медиа, представители которых также присутствуют на заседаниях российских и украинских журналистов. И, естественно, результаты этой работы признаются и на международном уровне, и странами — членами ОБСЕ, которые очень предельно внимательно следят за развитием событий. Подобные мероприятия, осуществляемые международными организациями и  рассматривающие такие вопросы, — единственные в своем роде.

– Будет ли ОБСЕ увеличивать количество тренингов по безопасности для журналистов в Украине? Какие программы по медиа в Украине видятся для ОБСЕ приоритетными? 

– Чуть позже будет информация относительно того, в каких тренингах мы будем принимать участие. Что касается безопасности журналистов, то в этом направлении, наверное, проводить соответствующие тренинги больше могут помочь международные неправительственные организации, так как у них больше база знаний и возможностей. Кроме того, офис координатора проектов ОБСЕ в Украине, посол Верба говорил, что весьма возможно, в скором будущем будет обучающий проект и мы будем сотрудничать в вопросе свободы медиа. И онференция, которая будет проходить в Вене, частично тоже нацелена на то, чтобы понять, как и чем мы будем заниматься, какие тренинги мы будем разрабатывать. В зависимости от результатов этой конференции, мы будем решать, в каких сферах концентрировать внимание, потому что список тем огромный, это и саморегуляция, пресс-советы и т. д.

– Вам передали документы представители канала «112 Украина». С одной стороны, многие эксперты, в том числе и от «Телекритики», считают, что последнее предупреждение каналу за программу Савика Шустера не было обоснованным. С другой — к самому каналу «112» у экспертов много вопросов. Скажем, нет данных, кто же является фактическим, а не юридическим собственником канала. Из того, что известно неофициально, канал финансируется кем-то из людей, близких к Януковичу, возможно, это Захарченко. Как решить проблему непрозрачности собственности на СМИ?

– Это проблема не только Украины, но и многих других стран. Здесь необходимо принять соответствующее законодательство, которое бы сделало прозрачным и абсолютно доступной всю информацию относительно владельцев, всех акционеров каналов, и в этом наш офис может помочь в течение семи дней, то есть может дать совет, как разработать такое законодательство. Возможно, это задача для налоговиков — проследить, откуда идет финансирование. Очень важно и, возможно, не очень адекватно, что канал может получать предупреждение из-за того, что они говорили что-то в эфире, а не за то, что они не смогли найти информацию про то, кто их спонсирует. То есть и тут нужна абсолютная прозрачность.

В своем качестве я не могу вовлекаться и заниматься слишком часто индивидуальными обращениями. Я занимаюсь мониторингом того, что делают регуляторы и законодательная власть в отношении регулирования процесса работы журналистов, каналов. Но заниматься индивидуальным рассмотрением подобных случаев невозможно, так как мы работаем с 57 странами. Так мы и ответили на запрос этого канала. Потому что наш офис не может выступать представителем интересов какого-то канала и быть адвокатом одного медиа. Именно поэтому мы проводим тренинги для регуляторов, чтобы предоставить дополнительную информацию и определенные знания относительно того, как необходимо регулировать некоторые моменты в деятельности журналистов

ГО «Детектор медіа» понад 20 років бореться за кращу українську журналістику. Ми стежимо за дотриманням стандартів у медіа. Захищаємо права аудиторії на якісну інформацію. І допомагаємо читачам відрізняти правду від брехні.
До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування ідей та створення якісних матеріалів, просувати свідоме медіаспоживання і разом протистояти російській дезінформації.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Фото надані офісом представництва ОБСЄ
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
2019 — 2024 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду