История одной травли

00:00,
16 Листопада 2012
1623

История одной травли

00:00,
16 Листопада 2012
1623
История одной травли
Шеф-редактор LB.ua комментирует решение суда первой инстанции о лишении ее степени кандидата наук

Суд первой инстанции лишил Соню Кошкину степени кандидата наук. Соответствующий иск замдекана философского факультета Киевского национального университета им. Т. Шевченко Сергея Руденко к специализированному ученому совету этого вуза удовлетворил 16 ноября Шевченковский районный суд Киева.

Решение не окончательное, поскольку и университет, и сама Соня Кошкина могут его оспорить в апелляции.

«MS» получил от  Сони Кошкиной реплику, в которой она реагирует на происходящие вокруг ее диссертации события. Текст нами  печатается без редактирования. Редакция готова предоставить слово всем упомянутым в тексте лицам, не во всем разделяя позицию автора.

Когда летом этого года начался очередной этап травли lb.ua, многие сомневались в "правдивости" нашего преследования. Уж слишком неправдоподобным казалось намерение возбудить уголовное дело по заявлению Ландика восьмимесячной (!) давности. Когда дело все же возбудили, скепсис большинства рассеялся (за исключением тех, кому правду признавать было просто невыгодно). В начале августа беспредел удалось остановить. Нас, однако, предупредили: вашим заказчикам сейчас "дали по рукам", но они не успокоятся, не простят публичного позора, так что ждите продолжения. Так, собственно, и получилось. Раскрутка маховика дела "Житомирских сладостей", потоки заказной грязи на меня, Таню Черновол, "наши" фотосессии, теперь - моя диссертация.

Впрочем, обо всем по порядку.

24-го августа, аккурат ко Дню Независимости, «подарок» сделали лично мне, вывалив на «сливной бачок» историю «правдивую» настолько, насколько и склеенные из остатков старой рабочей фотосессии карточки. С «содержательной» частью истории быстро разобрались соцсети, высмеяв – до запятой – креатив  авторов.

Породивший ее «сливной бачок» - близок к без пяти минут ненардепу Святославу  Олейнику, по-прежнему являющемуся – несмотря на публичные контрманевры – младшим партнером и близким другом Андрея Портнова.

Единственный, кто поддержал волну – бывший некогда пристойным сайт, давно угробленный тщеславием и самомнением собственника. Для этого ресурса обливание людей не просто грязью – помоями (зачастую, с попыткой подвести под это глубокий сакрально-этический смысл) – не просто способ заработка, а вполне будничное занятие. Хотя без заработка, конечно, тоже не обошлось.

Подобного рода информкампании – с написанием «генерального формата», его размещением, распространением, расформатированием на новости и дальнейшей инсталяцией на разных площадках – денег стоят немалых. Говорю это как человек, работающий в информпространстве не первый день.

"Автора" "подарка" мы вычислили довольно быстро - "ниточки" "заказняка" привели к нему безошибочно.

Сладкая месть

24 января на lb.ua вышло расследование Татьяны Чорновол "Обездоленные:  страшные истории на ночь для иностранных инвесторов-2". В материале, кроме прочего, вскрывалась схема рейдерской атаки на кондитерскую фабрику "Житомирские сладости".

Прежде принадлежавший американскому инвестору, объект перешел в руки предпринимателей, легко обнаруживающих связь с замглавой Администрации Президента Андреем Портновым. Более того, в судах этих новых владельцев предприятия защищали юристы фирмы "ТОВ Юридическая компания "Корпоративные технологии", ранее именовавшейся "Портнов и партнеры". Схемы осуществлялись практически в открытую, никто даже не  пытался особо "заметать следы".

Вскоре новые собственники "Житомирских сладостей" подали на нас в суд. Конкретно - на Киевский институт проблем управления имени Горшенина (структурной единицей которого является lb.ua) и журналиста Татьяну Черновол. Предмет иска - требование опровергнуть изложенное в вышеупомянутой публикации. Опровергнуть абсолютно всю информацию. То есть, не только то, что такие-то осуществляли рейдерский захват предприятия, но и то, что ранее эти люди работали (а то и продолжают работать) под началом Андрея Портнова (некоторые - непосредственно в Администрации Президента). И даже то, что  Андрей Портнов ныне трудится в АП (!!!), а ранее выступал основателем юридической конторы "Портнов и партнеры".

Сам иск выписан был весьма хитро. В предложенном тексте опровержения акцентировалось: Черновол допустила "авторскую оценку". По факту, речь шла о создании прецедента запрета упоминания в печати самого имени Портнова, как

а) сотрудника АП;

б) вероятного автора рейдерских схем (из которых "Житомирские сладости" - еще цветочки. О ягодках скоро напишем отдельно), искусно покрываемых доступным ему судебным админресурсом.

Бредовость подобного "опровержения" очевидна даже для неспециалиста. Представители истца, в частных беседах, не скрывали: участвуют во всей этой клоунаде просто потому, что "велено".

11июля Шевченковский райсуд вынес вердикт по делу "Житомирских сладостей". Председательствовала замглавы суда, госпожа Сиромашенко. В Киев она была переведена из апелляции Днепропетровской области (совпадение, наверное, что для некоторых членов «группы Портнова область считается «базовой»), где работала много лет. Вскоре, после перевода - заняла должность зампреда Шевченковского райсуда.

Перед началом заседания к нашему юристу подошли представители истцов. "То, что сейчас будет происходить...Вы нас простите. Мы к этому отношения не имеем. Вероятнее всего, это связано с вашими политическими проблемами", - сообщили, перемежевывая громкий шепот извинениями и словами поддержки. Юрист несколько растерялась - ранее в позитивном для нас исходе сомнения не возникало. Собственно, это было единственное возможное правовое решение. Читая подготовленный вердикт, судья Сиромашенко краснела и сбивалась - опытный юрист, она прекрасно понимала, что озвучивает чепуху. По какой причине ей приходится это делать - тоже.

В то же время в интернете развернулась масштабная медиа-кампания - lb.ua, Институт Горшенина, лично меня, Татьяну Чорновол - поливали со страниц многочисленных «бачков». По Тане, конечно (львиную долю - точно), можно было б списать на издержки ее предвыборной кампании. Если бы не одно: происхождение "чернухи". Ее, опять таки, форматировали в новости, подключали баннера (с выводом оных на первые страницы топ-ресурсов). «Ниточки» вели все к тем же людям.

Продолжение эпопеи с «Житомирскими сладостями» нам еще предстоит.

Месть п..аса (в буквальном смысле)

Кандидатскую диссертацию я защитила 16 мая сего года. Перед защитой работа на тему "Интернет-СМИ как фактор политической демократической культуры", получила все необходимые позитивные отзывы, экспертные выводы и т.д. То есть, прошла через десятки рук. На самой защите члены ученого совета, все, как один, голосовали "за". Более того - на основании третьей части работы, содержащей фактически описание становления и развития lb.ua, меня потом активно уговаривали сделать если не учебник, то хоть методичку - "зачем такому материалу пропадать, если на его примерах студентов можно учить".

После защиты, как и положено, документы поступили на визирование в ВАК. Визирует их, если совсем точно, специальная экспертная комиссия, а ВАК потом просто утверждает.

Сейчас ВАК - орган, учрежденный в Союзе в 20-е, специально для того, чтобы отслеживать "идеологическую" составляющую научных трудов, уже ликвидирован. Точнее, переименован в ДАК (суть его при этом не изменилась). Возглавляет ДАК лично министр Табачник, заместитель - его правая рука Евгений Сулима. Указываю, поскольку эти подробности нам еще пригодятся.

Уголовное преследование lb.ua началось в конце июня. Буквально через неделю - заодно со "сводками" с прокурорских фронтов - получила информацию: ВАКу (позвольте, по старой памяти, называть его именно так) из АП поступило распоряжение "завалить" работу под любым предлогом. Соответствующие инструкции якобы были получены лично от замминистра Евгения Сулимы.

Тогда, признаться, не отнеслась к этому серьезно. Перспектива уголовного дела затмевала даже диссер. Тем более, что университетские дали обратную связь: у нас, де, над этим все посмеялись, не волнуйся, все же знают, что работа безупречна и завалить ее нельзя. Собственно, это - "безупречно и завалить нельзя" - в экспертной комиссии ВАКа сперва и ответили. На что получили: или "валите" или - увольнение. Как именно "валить" - ваши, мол, гормональные проблемы, нам результат важен. Стоит отметить: "исполнителей"- за все это время - сменилось три (!) "расстрельные команды", никто из академсреды подписываться под подобным не желал.

Еще через две недели после того, как всплыла тема, одно одиозное  существо - которое и журналистом-то язык назвать не поворачивается, так - дурно-воспитанный стервятник, пожирающий отходы задних дворов - пытается уличить меня в плагиате ...собственного отца. Речь идет, что приметно, даже не о диссертации, о второй - от начала большого списка уже имеющихся у меня на сегодня научных статей -  написанных еще в светлые времена учебы в Одессе. Причем каждый, кто хоть немного смыслит в академических и юридических категориях плагиата, без труда констатирует:  в тексте его нет. Цитирования отцом и дочерью одних и тех же книг, лекций, источников (со ссылкой на оные, разумеется)  - да, есть. И, что, спрашивается, аморального в том, что дочь идет по стопам отца, что у них - одна на двоих библиотека, что они часто даже пишут что-то вместе? Если это – плагиат, тогда, конечно, да, и я с гордостью признаю себя последователем и подражателем своего папы.

Понятно, упомянутое существо не настолько трудолюбиво, чтобы самостоятельно читать, тем более - перепроверять, мои научные труды. Понятно, скрупулезнейший анализ был проведен не ним. Ему его просто подсунули.

Понятно, истинным предназначением "опуса" было:

А) посеять сомнения в "правильности" моей диссертации;

Б) нанести удар по профессиональной репутации;

В) свести меня с ума, сломить внутренний стержень.

Тема "возобновилась" (опять таки, судя - в том числе - по очередному всплеску медиактивности, неслучайно) в сентябре. Подходил срок рассмотрения работы ВАКом (если совсем точно, сперва - его профильной экспертной комиссией, затем - самим ВАКом).

Из АП "напомнили", каким должно быть решение. Вновь всплыла фамилия Сулимы. Апеллировать к нему, безвольному бездумному исполнителю, тем более - главе ВАК, лично господину Табачнику, было бы несусветной глупостью. "Дешевым клоуном и казнокрадом" Табачник некогда стал с моей легкой руки. Точнее, по меткой формулировке Бориса Колесникова, дававшего мне интервью лет пять тому назад. Но Колесникову-то об этом напомнить - кишка тонка, а мне - ежели подворачивается удобный случай - почему бы нет. Тем более, времени остается не так много - вскоре начнет работу седьмая Рада, куда Дмитрий Владимирович благополучно перекочевывает из Кабмина. Перекочевывая - отходит от дел ваковских.

На сей раз АП не было безымянно. Причастности к истории с диссертацией, также, как было сказано,  к якобы "моим" фотографиям, Портнов практически не скрывал. Более того, реагируя на попытки общих знакомых урезонить ("зачем тебе это надо? Летний конфликт уже закончен, для чего опять идти на обострение, только-только все улеглось"), говорил: "а мне плевать! Я ее уничтожу! И пойду до конца!".

Какой смысл вкладывается в формулу "уничтожу и пойду до конца", не уточняется. Однако, самонадеянность в собственной безнаказанности поражает.

"Для подстраховки" - понимая, что академическая среда может все-таки "взбрыкнуть", приняв решение по моей диссертации не "спущенное сверху" , но объективное - то есть, позитивное, задействовали еще "план Б".

17 октября "Укринформ" - со ссылкой на источник - сообщил: 29-летний замдекана философского факультета Киевского национального университета Сергей Руденко, подал в суд на Специализированный ученый совет Киевского национального университета, на заседании которого 16 мая 2012 года, была защищена моя кандидатская диссертация. Предмет иска - отмена решения Совета о присуждении мне научного здания кандидата политических наук.

Иск, сам по себе, беспрецедентный. Сотрудник Университета судится с Университетом. При том, что окончательное решение ВАК (о чем Руденко не мог не знать) еще не вынесено. По словам самого Сергея Руденко, с диссертацией он ознакомился еще за месяц до защиты. Тогда, судя по всему, вопросов у него не возникло. По крайней мере, он не предпринял ничего, чтобы воспрепятствовать защите "неправильной диссертации". И еще полгода ждал, чтобы обратиться в суд с иском.

Характерно, что иск Руденко попал в Шевченковский суд. Причем вновь к судье Сиромашенко! Той же, что занимается "Житомирскими сладостями".

Сам иск целых погода готовил некто Иван Герасименко. 28 летний специалист -  "воспитанник" юридической фирмы "Юстус" - главного и  любимого детища без пяти минут как не нардепа Олейника. Позже Герасименко трудился в комитете ВР по вопросам правосудия (в состав которого входят тот же Олейник и Валерий Писаренко). Странно,что юному дарованию неведомо: научные работы априори, сообразно действующему законодательству, не являются предметом рассмотрения в суде.

Очевидно, все это - совпадения? Ну, да, несомненно. Просто "совпадения". Так же как "свой" судья,"свой" юрист....

Ничто не сходит с рук

Итак, ожидавшийся приговор ВАК, по сути, был известен. Последствия его  - тоже. Наиболее губительными были бы они даже не для меня - моего научного руководителя, членов и руководителей совета. Увольнение представилось уже даже не угрозой - объективной перспективой (с оглядкой на готовившийся вердикт ВАКа) для четырех человек сразу. В добавок, у одного из этого квартета гибла еще докторская, на написание которой ушло целых 12 лет, заблокированная сейчас в ВАК так же, как моя диссертация.

Захват и удержание заложников - стандартная нынче практика. Каждый, работающий в политической журналистике, это знает. Но как объяснить то же испуганным, совершенно подавленным происходящим людям, для которых Университет и все, что с ним связано, есть центр и главный смысл жизни? Как просить у них прощения за то, что они - невольно - стали заложниками травли меня одним из высокопоставленных чиновников? То-то.

В среду, седьмого ноября, я ознакомилась с проектом решения Экспертной комиссии ВАК. Жаль, не  имею возможности выложить здесь этот документ. Он поистине уникален. Уверена: войдет в анналы. Сравним, разве что, с выводами (визировавшимися, в свое время, целыми академиками) о том, что "генетика - вредная буржуазная наука".

Уникальность "моего" проекта обусловлена содержащимися в нем формулировками. На основании которых, собственно, предлагалось работу "завернуть". Итак, внимание, главный аргумент... нет, не "текстовые заимствования", как вы могли бы подумать ("деточка, какой, к черту, плагиат, - сказал мне один из "изнасилованных" экспертов, - мы же все понимаем, что его там и близко нет. Отец и дочь пишут по одинаковым лекалам? Да! И, что?!? Ну, о чем мы говорим?"). Главный аргумент - якобы несоответствие работы "паспорту специальности"!

Поясняю. "Паспорт специальности" для диссертации - все равно как обложка для книги. Очевидно, что не может учебник по физике издаваться под обложкой учебника по изобразительному искусству. Так и диссер не может быть защищен по несоответствующей специальности. Для каждой - четкие критерии. И ежели ваш труд им не отвечает - даже к предзащите не допустят. К защите - тем более. Соответствие "паспорту специальности" - первое, что проверяется. Причем критерии блюдутся строго.

Работа, как было сказано, проходит через десятки рук.

Поэтому когда последняя инстанция, в лице ВАК, вдруг заявляет, что "все у тебя, деточка, хорошо, вот только паспорт специальности....", это - бред, который просто в голове не умещается. Идиотами, тем самым, выставляются все те, кто соприкасался с работой долгое время: от научного руководителя, рецензентов, оппонентов и до членов ученого совета.

Ну, если вменить больше нечего, то хоть, право, паспорт специальности...)

Но сути-то это не меняет. Поэтому в четверг, восьмого ноября, я собственноручно написала в Минобразования заявление о временном отзыве своей диссертации. Благо, закон это позволяет, оставляя мой труд за мной. Уже через полгода я смогу вернуться к вопросу о праве получить соответствующие документы, подтверждающие мое научное звание. Это, кстати, еще и гарантия того, что по ходу "паузы" мою работу не "раздеребанят" на части желающие защититься получше и поскорей (для нынешнего научного мира - не редкость, к сожалению).

После получения такого заявления, Минобразования обязано приостановить все  процессы, связанные с работой и выдать мне ее, как мою собственность, обратно, на руки, себе оставив лишь один ее экземпляр, да автореферат.

Написала, прекрасно понимая, что на себя навлекаю. Нетрудно, право, вообразить грядущие потоки тематической желчи, яда, злорадства - "Попалившись на плагиате, Кошкина дала задний ход","эту суку вывели на чистую воду и она отползла в кусты". Ну, как-то так. Так же, как случалось уже ни раз за последние полгода.

В том числе, в момент публичного перемирия с Ландиком. Ценой которого было, с одной стороны, массовое порицание меня почти всеми коллегами; с другой - покой и безопасность небольшого, но дружного коллектива нашего сайта. Мой выбор - в пользу ребят, возможности всем нам и  дальше спокойно работать вместе, был тогда очевиден. Очевиден он и на сей раз.

Поэтому на потоки желчи мне, признаться, плевать. Судьба хотя и неблизких, но небезразличных мне людей неизбежно пострадавших бы  из-за моей казни, мне важна. Их возможность далее продолжать научную карьеру, работать, заниматься любимым делом без оглядки на то, заказал ли кто их аспиранта/соискателя/студента - приоритет. Именно поэтому я сделала то, что сделала. Прекрасно понимая: при нынешнем кадровом раскладе во власти мне свое научное звание не подтвердить. Слишком силы не равны. Простого журналиста, 27-летней девочки, и сорокалетнего випа, сумевшего подмять под себя всю судебную систему страны.

Еще один круг ада

На этом история, однако, не закончилась. Заявление мое было зарегистрировано в канцелярии Минобразования 9. XI. 2012,  № 63866. Далее, сообразно процедуре, его должны формально одобрить и дать ему ход. Однако, буквально днем ранее, ответственный за эту часть деловодства чиновник Минобразования по фамилии Бондаренко уходит в отпуск. Случайно, наверное. А заявление попадает к Сулиме.

Догадайтесь с трех раз: он его расписал? Конечно, нет!

В понедельник, 12-го октября, состоялось заседание экспертного совета ВАК, на котором - в режиме тайного голосования – один эксперт высказался «за» то, чтобы рекомендовать самому ВАК работу утвердить, двое – «против». Хотя, по сути, учитывая наличие ранее поданного заявления, они вообще не должны были данную тему обсуждать. И почему это произошло – большой вопрос.

Приметно и то, как обсуждали.

Главной, повторяю, претензией сформулировали несоответствие паспорту специальности. Что спровоцировало чрезвычайное веселье всех присутствовавших. Они-то, как никто, понимали абсурдность подобного вменения.

Еще один «удар» - некорректная нумерация страниц на отдельных листах списка литературы. Подобное всегда проверяется задолго даже до предзащиты. А тут – целая экспертная комиссия ВАК).

Сама я на заседании не присутствовала – находилась в рабочей командировке за пределами страны, о чем письменно заблаговременно уведомила экспертный совет – но наша сторона была  представлена, поэтому столь подробно описываю происходившее.

На фоне всей этой клоунады с паспортом профессии, меня интересовал единственный вопрос – зачем было «поднимать волну» про якобы «плагиат»?  Ведь не вспоминали же об  этом ни эксперты, ни комиссия. Ничего, кроме паспорта специальности и нумерации страниц, их не волновало.

Поняла, ознакомившись с документом под названием «Порядок присуждения научных степеней и присвоения звания старшего научного сотрудника», утвержденным КМУ (с изменениями) 11.11.2009, №1197. Там-то и сказано: ежели эксперты подозревают (!) «текстовые заимствования» -  могут вершить судьбу работы без присутствия автора.

Вот, оказывается, зачем выудили «заимствования».

Тоже, наверное, совпадение.

Как и то, что на логичный вопрос уполномоченным чиновникам, куда подевалось заявление, они долго-долго хныкали в духе «приходите завтра-бумага закончилась – в установленные законом сроки – не обязаны вам отвечать – девушка, у меня обеденный перерыв», но потом наконец признали: заявление отклонено.

Причем на основании пункта упомянутого «Порядка», прямо обязывающего его одобрить. Сама бумага все это время находилась у Сулимы. Профессиональный чиновник, полагаю, он даже изобрел какую-то формальную «отмазку».

Что не отменяет факт нарушения им закона. Ввиду чего сейчас мною уже готовится заявление в прокуратуру и судебный иск.

Без права на защиту

В пятницу, 16-го ноября, произошло и вовсе удивительное. Шевченковский суд собрался на первое - во главе с судьей Сиромашенко, той же, напомню, что ведет дело "Житомирских сладостей" - заседание. Точнее, это мы думали - первое. Прошлые два, ввиду наличия у моего адвоката занятости в других процессах, о чем Шевченковской Фемиде вовремя предоставлялась справка (и что предусмотрено законом), мы переносили. Однако, вопреки здравому смыслу, не говоря уж даже о действующих законах, они все равно проводились! О чем нам стало известно лишь сегодня,  в пятницу.

Вот - нарушение номер один.

Нарушение номер два - пятничное заседание стало, по сути, первым и последним - решение в пользу истца было вынесено за каких-то четыре часа. Оперативно, нечего сказать.

Нарушение номер три - суд вообще, сообразно всем действующим канонам, не имеет права вмешиваться в научный спор. Просто не имеет права. Проверять процедуру присвоения звания - еще куда ни шло, но вот научный спор, извините. Откуда, спрашивается, у судьи специальные знания? Почему она более компетентна, чем целый Ученый совет?

Идем далее. К моменту заявления претензий данного Специализированного высшего ученого совета уже не существовало. В конце ноября он был расформирован. Расформирован, сообразно еще пять лет тому намеченному графику. То есть, предъявлять претензии попросту не к кому. Еще и потому, что Высший специализированный ученый совет не является юридическим лицом. Неужто товарищ Руденко этого не знал? Ложь, знал! И суд знал. Просто зачем же на сим акцентировать? Это - нарушение номер четыре.

Самое забавное. Решения ВАК - о присуждении мне ученого звания - тоже еще не существует. Вопрос: что оспаривать? Вот -  нарушение номер пять.

Я уже молчу о таких мелочах, как недоставленные мне, как третьей стороне по делу, документы ("случайно" послали конверт на старый адрес, еще и с неправильным индексом); нежелании приобщать к материалам дела позицию самого совета и т.д.

Итак, что мы имеем:

- суд не может рассматривать научный спор, но делает это, причем в отсутствие и без ведома главного фигуранта;

- отсутствие юридического лица - ответчика суд тоже не смущаает;

- наличие оспариваемого решения (оспаривается де-факто то, чего еще нет!) - тем более.

Вопреки всему, суд выносит решение в пользу истца. Причем в решении указывается "отсутствие в работе научной новизны"! С каких это пор наши  суды квалифицируют не/наличие в научных работах научной новизны?!?

В сумме все вместе, конечно, вполне тянет на тягчайшие должностные нарушения, после которых судья Сиромашенко вряд ли сможет продолжать профессиональную карьеру. Полагаю, Высшему совету юстиции стоит обратить внимание на ее нескромную персону. Соответствующую просьбу ВСЮ направим уже в начале недели.

 ***

Впрочем, это еще не конец. Во-первых, я однозначно иду в апелляцию.

Во-вторых, сделаю, по мере своих скромных сил, все, чтобы эта история стала достоянием международной общественности.

Ибо месть журналисту за профессиональную деятельность тут очевидна. Связка между "Житомирскими сладостями", уголовным делом против lb.ua, грязными кампаниями против меня и Тани Чорновол, судебной отменой моей диссертации той же "карманной" судьей, налицо.

Зарвавшийся чиновник не просто использует подконтрольные суды для "прикрытия" своего рейдерства, но целенаправленно уничтожает журналистов, осмелившихся об этом говорить.

В третьих, от научной карьеры, которую делали мой дед, бабушка, делает отец, я отказываться не собираюсь. Равно как прощать заказчику травли содеянное. Не сейчас, так через полгода, через год,  подтвержу свою научную степень. К тому времени, полагаю, заказчик травли будет находиться там, где ему, как человеку, сочинившему для Тимошенко газовые контакты, а потом ее за это же и посадившему; совершавшему в стране конституционный переворот; закошмарившему, поставившему себе на службу всю судебную систему; отжавшему десятки прибыльнейших предприятий – от «Житомирских сладостей» до ряда объектов элитной недвижимости в столице, находиться положено.  Во всяком случае, я сделаю все, чтобы предпосылок - предметных фактов, доказательств для судов стало больше. Помни, Андрей Владимирович, строки  Евгения Евтушенко - "ничто не сходит с рук". Помни.

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
uainfo.censor.net.ua
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду