Кому продаться, если продаться некому?

00:00,
16 Лютого 2013
1176

Кому продаться, если продаться некому?

00:00,
16 Лютого 2013
1176
Кому продаться, если продаться некому?
Фрустрированные журналисты боятся проиграть сильному и страшному миру маркетологов и коммерсантов.

Ирина Бекешкина, директор фонда «Демократические инициативы», снова бьет в набат в интервью MediaSapiens: с журналистикой что-то творится, с ней что-то не так! Вряд ли кому-то из журналистов приятно слышать замечания от таких опытных социологов, ведь на журналистских факультетах социологии, традиционно, преподаватели уделяют особое, очень пристальное внимание. Но в социологии ли дело? Или журналисты и вправду почему-то «разучились» адекватно работать с фактом – базовым инструментом реализации их мастерства?

- Я работала журналистом в айти-сфере! И муж мой работал журналистом! Так что я знаю, что айти-журналистика отличается от обычной! – заявила моей знакомой журналистке девушка-маркетолог.

- Есть профессиональные нормы! – запротестовала та. Девушка-маркетолог ничего не ответила, и наскоро распрощавшись, побежала собеседовать очередного претендента на должность пиарщика.

Подобных примеров масса, это хорошо известно профессиональным журналистам, которые ищут работу. И из них следует, что армия людей, так-сяк обученных продавать, совершенно не понимает, что не существует «вообще журналистики» и «айти-журналистики» (или любой другой отраслевой журналистики, которая живет по «каким-то отдельным» правилам). Существуют журналистика и нежурналистика. Нежурналистика – это блоггерство, за исключением того, которое сознательно функционирует как медиа, копирайтинги-рерайтинги и даже «маркетинговый» пиар, то есть, все то, что используют современные продавцы для продвижения своего продукта.

И зачем, следовательно, приглашать на роль «маркетингового» пиарщика людей с журналистским образованием и опытом? Чтобы удивиться тому, что информация, транслируемая потенциальному потребителю, обрела социальную, общественно значимую составляющую? Или потому, что пиарщик-журналист за полчаса пишет текст, очевидно во всех отношениях лучший, чем тот, который маркетолог сочиняет две недели?

Журналистам нередко приходится тратить свое время впустую на общение с горе-работодателями – маркетологами или эйчарами от маркетинга, которые понятия не имеют о том, что PR – это построение связей компании с общественностью, - внимание! – взаимных, а не только промоушн с целью помочь вендорам продать побольше товара.

Другое дело, что маркетологи склонны верить, что они сами – не только боги, но еще и журналисты. К сожалению, это космическое заблуждение распространяется и на представителей многих других специальностей. На тех людей, которые считают, что несколько текстов, опубликованных где-нибудь в блоге, интернет-магазине или пара-тройка «пресс-релизов», написанных от имени компании, дают им право причислить себя к медиацеху.

До появления интернета подобная деятельность, которая осуществлялась в обход публицистических, жанровых, языковых и этических журналистских норм, называлась графоманией. И студентов-журналистов на их первых практиках в печатных изданиях неспроста специально поначалу отправляли в отделы писем. Это делалось для того, чтобы юные медийщики там раз и навсегда усвоили, что такое жанр, стиль, язык и главное – точный, ответственный и выверенный журналистский текст, основанный на проверенном и изученном факте, содержащий оперативную, актуальную и социально значимую информацию.

К сожалению, дух времени таков, что ставит под сомнение существование украинской журналистики. Все больше заметно, как она профанируется, подменяется суррогатом. Существует профильная наука – теория массовых коммуникаций, существует система жанров, есть этика – то есть, имеются «правила игры», квалификационные нормы. Но реализовать все это можно только посредством носителя – канала коммуникации. Ведь он – необходимая составляющая журналистского процесса работы с информацией. И определяющей оказывается форма собственности этих каналов.

Каждый профессиональный журналист знает, что такое «искать хозяина» – то есть, такую компанию, владеющую каналом, которая готова гарантировать строгое соблюдение всех журналистских норм. Такой поиск в нашей стране – тяжелейший труд. Журналисты нанимаются на работу в компании, руководствуясь принципом «на безрыбье и рак рыба». Поэтому профильная наука, жанровая система и этические нормы подменяются волей и личными представлениями владельца канала о том, что и в какой форме может по нему транслироваться и как следует работать журналистам. Эти личные мнения собственников, плевавших на науку и нормы, как минимум определяют качество всего того, что крутится и шумит в сегодняшних украинских СМИ. И оттого, что профессия так профанирована, и возомнили себя «журналистами» продавцы.

Грустно представить, что именно у нас в стране не только возможно, но и реально, чтобы в скандальной киевской мэрии такими некогда мощными изданиями, как «Вечерний Киев», недавно фактически «рулили» юные парни-маркетологи, не имеющие и малейшего представления о журналистике. Подход прост и ясен: раз газета «наша» (учреждена горадминистрацией), значит, она будет публиковать то, что мы ей скажем. Только вот что издание не «их», а муниципальное, то есть, городское, общественное – об этом горе-руководители как-то и не задумывались. Кто контролирует носитель – тот, по их логике, и прав.

С другой стороны, казалось бы, именно теперь, когда появился условно свободный и доступный канал коммуникации – интернет, журналисты обрели реальную возможность реализовать свое мастерство на практике. Не то «мастерство» механического моделирования новостных сводок, к которому свелась, увлекшись западными стандартами, наша журналистика в минувшее десятилетие. А весь тот инструментарий, которым издавна пользуются профессиональные журналисты: жанры, грамотный язык, хороший стиль, умение определять общественно значимые темы, выделять факты, изучать их, взвешенно интерпретировать и  предлагать качественную информацию для формирования общественного мнения.

Но вместо того, чтобы воспользоваться новой возможностью, журналисты впали во фрустрацию. Купить себе канал коммуникации медийщики – даже вскладчину – не сумели. Впрочем, сколько-нибудь внятных попыток сделать это, в общем, и не было. А те робкие, что были, оказались нежизнеспособными: медиа, основанные журналистами, либо не выдерживали конкуренции, либо оказывались вынужденными уходить под влияние нежурналистских по сути, до мозга костей коммерческих или политических структур.

Возможно, причина в том, что журналисты совершают попытки освоить этот канал методами IT и маркетинга – то есть, беспокоясь о чем угодно, только не о том, что напрямую касается их собственной специальности: производство содержания, изучение фактов, выявление тем, важных для граждан. Журналистов волнует одно: если всем этим – своими прямыми функциями – заняться всерьез, это «не продастся». Фрустрация заключается в заведомом страхе проиграть сильному и страшному миру маркетологов и коммерсантов.

Пока фрустрированные журналисты пытаются переквалифицироваться, их место, которое пусто быть просто не может, постепенно перебирают на себя блоггеры. Со всеми вытекающими и для жанров, и для языка, и для стилистики, и для журналистики вообще, и для общества последствиями. Потому что вне соблюдения профессиональных норм журналистики не существует. Даже если многим авторам «продающих» и «околопродающих» текстов хочется верить в обратное.

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
liberty.ru
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
Код:
Им'я:
Текст:
2019 — 2020 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду