Ондржей Соукуп: «В Чехии есть три типа сайтов с пророссийской пропагандой»

Ондржей Соукуп (Ondřej Soukup) уже около 20 лет занимается темой России и постсоветских стран. Работал на «Радио Свобода», а также над украинскими проектами в неправительственной организации People in Need. Пробыв два года спецкорреспондентом газеты Hospodářské noviny в Москве, он несколько лет назад вернулся в Прагу и стал редактором международного отдела этой ежедневной газеты.

Ондржей провел нам экскурсию по очень современному и стильному офису холдинга. Раньше это помещение было фабрикой, где производили котлы для паровозов и мотоциклы. А сейчас в объединенном офисе работает около 300 человек. Журналисты всех пяти СМИ холдинга сидят вместе.

 

«Hospodářské noviny выходит пять раз в неделю. По стилю это что-то вроде вашей газеты “Дело”, которая раньше входила в наш холдинг. Упор на экономику, но и немного политики и всего остального. Также у нас есть журнал для предпринимателей Econom и еще один Respekt  – это что-то похожее на “Зеркало недели”. Раньше это тоже была газета, но пять лет назад перешла в журнальный формат. Также у нас есть два сайта: один из них это сайт газеты, а второй, Aktualne.cz – общей тематики», – рассказывает Ондржей Соукуп.

Он поведал, что утренние планерки у коллектива проходят стоя за высоким столом, что очень экономит время. А зона отдыха во время нашего визита – в обеденное время – пустовала. Как рассказал Ондржей, темп работы у журналистов Hospodářské noviny высокий: ежедневно нужно писать по статье, которая пойдет либо в печатную версию, либо на какой-то из сайтов. А еще в ньюзруме находится небольшая телестудия, где снимается программа интервью DVTV.

О тираже и доходах газеты, а также о медиасобсвенности в Чехии

– Какой тираж вашей газеты? Есть ли подписка на электронную версию?

– Наш тираж – 40 тыс. экземпляров. Да, у нас есть пейвол. Если я правильно помню, мы даем читателю 10 статей в месяц бесплатно, а за остальное нужно платить. Годовая электронная подписка стоит 5,5 тыс. крон (примерно столько же гривен. – MS). Электронных подписчиков у нас три-четыре тысячи. Подписчики бумажной версии получают и электронную, а она шире.

– Кто является вашей аудиторией?

– Согласно исследованиям, наш классический читатель – менеджер среднего или высшего звена, предприниматель с, как правило, техническим образованием. 80% наших читателей – мужчины 45–50 лет. Мы это сейчас очень хорошо видим по сайту. Например, самой читаемой публикацией вчерашнего дня стало интервью известного американского экономиста, претендента на Нобелевскую премию.

Устраиваясь на эту работу, я даже немного боялся, что у меня нет экономического образования. (Ондржей изучал историю и архивное дело. – MS.)

– Какие основные источники дохода газеты?

 В нашем издании доход от подписки составляет 40%, а от рекламы – 60%. Наш холдинг окупается. Разбогатеть на этом нельзя, но, в отличие от почти всех конкурентов, мы в плюсе.

– Для чешских СМИ это скорее исключение?

 Да, для нашего принта это нетипично, ведь тут, как и везде, рекламный рынок упал, и тиражи тоже. Наша бульварная газета Mladá fronta (что-то типа «Комсомольской правды») 15 лет назад имела тираж 250 тыс., а сейчас – 80. Она принадлежит холдингу MAFRA, как и газета Lidove noviny. Их сайты зарабатывают, а газеты – нет. Эти издания не так давно купил Андрей Бабиш – наш министр финансов.

–  Как журналистское сообщество отреагировало на эту историю?

 Часть журналистов после этой сделки из изданий ушли, посчитав, что собственник такого уровня – это недопустимо. А остальных мне немножко жаль. Они находятся под невероятным давлением даже не со стороны владельца, который пару раз обжегся и теперь старается не вмешиваться, а со стороны других журналистов и читателей. Все ищут в их текстах любое позитивное упоминание или даже считают, сколько раз в газетах называются министры из его партии и отслеживают, почему нет других. Журналистам все время приходится оправдываться, что там нет заказных статей.

– Допускаете ли вы, что собственник собирается каким-то образом влиять на контент?

 Он человек специфический, self-made man, который спит по четыре часа… Я думаю, он не покупал эти газеты в качестве боевого оружия. Скорее оборонялся, чем атаковал.  Когда Бабиш купил эту газету, ее журналисты подстроили ему ловушку. Они не пришли на пресс-конференцию его движения. После этого Бабиш позвонил главному редактору с вопросом, что за фигня. А редактор популярно объяснил, что там ничего нового сказано не было, и газета не будет освещать бессмысленные мероприятия только потому, что они касаются владельца. Они друг на друга накричали. Но владелец не знал, что разговор записывается. Через полчаса запись появилась на сайте газеты. Таким образом коллектив ему объяснил, что так нельзя.

–  О, это хороший опыт! Мы расскажем о нем украинским журналистам.

 Ну и нужно понимать, что в 90-е годы практически все чешские СМИ принадлежали немецким холдингам из провинции. Их ровным счетом ничего не интересовало, кроме годового финансового отчета. Так что, если бы премьер-министр Чехии захотел позвонить владельцу и накричать из-за какой-то публикации, то высока вероятность, что владелец просто не знал бы, с кем разговаривает. Но тогда медиа были делом прибыльным.

–  Ондржей, расскажите о владельце вашего холдинга.

 Наш раньше тоже принадлежал солидному немецкому деловому изданию, которое около 10 лет назад купила американская компания за огромную сумму, но потом они обнаружили, что больше денег нет, и продали все СМИ из Восточной Европы. Тогда еще живой Вацлав Гавел уговорил нашего нынешнего владельца Зденека Бакалу (Zdeněk Bakala) купить нас. Бакала сделал капитал на финансовых рынках, а потом приватизировал шахты. Сейчас живет в Швейцарии.

С нашей точки зрения, он хороший владелец, так как не лезет в наши дела. Но однажды и у нас возникла дилемма, когда его основная угольная компания стала банкротом. Как писать про это? Ребята из Respekt вначале решили не писать вообще, так как читатель в любом случае не поверит интерпретации, но потом все же написали. Мы же сразу посчитали, что совсем проигнорировать это громкое событие не можем. Так что дали, но без оценок.

– Насколько чешская аудитория осведомлена о владельцах СМИ – прессы, телеканалов?

– Ну что касается ситуации с Бабишем, то тут даже доярка в селе понимает, что нехорошо, когда у министра есть своя газета. Это уже вошло в фольклор: мой девятилетний сын принес из школы какую-то частушку об этом. Про других, я думаю, не особо знают. Нас могут ассоциировать с угольным бизнесом. Но все же надо понимать, что в Чехии никогда не было традиции сильного влияния собственников на СМИ.

–  А есть ли у вас сайты, посвященные медиатематике? Какова их аудитория?

– Есть mediav.cz, mediahub.cz, louc.cz. Они интересны журналистам, пиарщикам. Это профессиональная информация. О том, кто куда перешел, какие возникли новые проекты. А такой критики, как у вас на сайте, у нас почти нет. Только один преподаватель журналистики ведет какую-то такую колонку. Наш Respekt пишет о форматах телевидения.

У нас мало интересуются критикой телепродукта. Внутри самого журналистского сообщества тоже. Ведь все это своего рода ходьба по лезвию ножа – писать, где коллеги напортачили. Мы ж все знакомы, да и кто знает, может, завтра ты перейдешь в ту газету, которую критикуешь. У нас тут нередко бывают ротации коллективов. Было такое, что три издания фактически обменялись редакциями.

– Какие зарплаты у вас в среднем у журналистов?

–  У меня и у других опытных – порядка тысячи евро. На общественном телевидении получают меньше, чем у нас. На частном многие – больше. Но там тоже огромная разница между звездами и молодыми, которые много пашут, но получают копейки. Начинающему журналисту могут платить тоже по-разному. Тем, кто для сайта переводит или переписывает новости агентств, – 400 евро, а тем, кто уже что-то сам пишет, – чуть больше. Этой зарплаты хватает на аренду квартиры с кем-то в складчину.

О видеопроектах

– Вы говорили, что редакция создает и видеоконтент. Что именно?

– Да, это интересная история. В прошлом году два популярных ведущих общественного телевидения (очень хорошие классические интервьюеры) с этим вещателем поругались. Причем перешло на личности, и они решили уйти. ЭтоДаниела Дертинова (Daniela Drtinová) и Мартин Веселовский (Martin Veselovský). Они создали свой проект DVTV и договорились, что он будет у нас на сайте. И вот уже они год как независимая компания продают нам свой продукт. А это три интервью по 15-20 минут каждый день. Реноме этих ведущих таково, что к ним придет и  премьер-министр, если они пригласят.

Кроме того, они переманили еще одного молодого талантливого журналиста, который делает выездные интервью и репортажи. Например, когда эти клоуны [сепаратисты] открывали консульство «ДНР» в Остраве, он туда ездил снимать.

– Это успешный проект?

– Они начали это делать в сентябре. В ноябре я их спросил, как идут дела, а они сказали, что рекламные места раскуплены до конца февраля. Это был какой-то невероятный взлет, оказалось, что это крайне востребовано рекламодателями. В то время как в принт их привлечь тяжело, в интернет – еще хуже. Поэтому для нас это большая удача, да и вообще это, мне кажется, первый такой успешный эксперимент в чешских СМИ. У нас, конечно, есть интернет-ТВ, например, ресурс Stream.cz, но это не полноформатное телевидение, это такой полуYoutube. Там нет программинга или серьезной журналистики.

– Тематика программы тоже в основном экономическая?

–  Нет. На 2/3 это политика, но есть и наука, культура.

 А редакции делают какие-то видеопроекты?

–  Да, когда поняли, что это идет на «ура», наши рекламщики стали просто-таки упрашивать нас готовить видео, ведь у них был рекламодатель именно на такой формат. Поэтому теперь мы делаем несколько вещей.

Во-первых, берем некоторые ролики из агентств Reuters и «Радио Свобода», делаем переозвучку. Во-вторых, снимаем сами на мероприятиях, которые организовываем. Кроме того, у нас есть несколько своих коротких передач.

Наш главный техногик еженедельно готовит программу про новинки ІТ на три-четыре минуты. Спортивный обозреватель в начале недели выпускает программу о футболе – четыре-пять минут. Наши журналисты готовят видео о кухне: ходят к лучшим поварам и записывают, как они готовят свое коронное блюдо. Наш кинокритик тоже видео делает. И нам, международному отделу, этого не избежать.

Я вот недавно ездил на Донбасс и снял на телефон ролик о его туристических достопримечательностях. У меня в Славянске есть знакомая, у которой до войны было турагентство. Она возила туристов в Святогорск, в заповедник, на берега Северского Донца, на соленые озера. Сейчас она решила этот бизнес возобновить. Я попросил об экскурсии – и снял на видео, вышел ролик на пять минут. Получилось забавно, и мы получили достаточно много просмотров. Из командировок нас просят привезти хоть небольшое видео.

О работе международной редакции и освещении войны на Донбассе

– Сколько человек работает в международном отделе?

– 12–15 людей, которые пишут и для газеты, и для сайта Aktualne.

– Часто ли ездите в командировки? Какие материалы интересуют редакцию?

– Командировки у нас – четыре-шесть раз в год. От нас ждут, в первую очередь, аналитические материалы. Конечно, когда коллега ездил в Сирию, от него нужен был военный репортаж. Когда я пишу заявку на командировку, мне нужно указать какую-то экономическую тему, что-то репортажное, что нельзя написать с офиса.

– Сейчас много говорят о том, что в связи с падением доходов СМИ качество международной журналистики очень страдает, ведь большинство редакций уже не может себе позволить иметь корреспондентов за границей и рассчитывает на фрилансеров. Вы с этим согласны?

Да, проблема в том, что уменьшилось количество и людей, и командировок. Многие привыкли к тому, что как только что-то где-то начинается, они утром с фотографом уже сидят в самолете. Это всё ушло. Кроме общественного вещателя, ни у кого уже нет корпунктов в других странах. У нас есть в Москве свой сотрудник, но только потому, что он там женился. Еще один наш журналист пишет докторскую в Бразилии – и пишет нам об этой стране статьи. Еще одна журналистка – в Берлине. Но они не в штате и получают зарплату за определенное количество материалов.

А мы каждый день пишем по статье. Естественно, у нас очень мало времени на подготовку. Поэтому качество страдает. Идя на интервью к экономисту, я, в лучшем случае, успею прочесть его книгу, а по-хорошему надо было бы и его конкурентов почитать…

– Как вы оцениваете освещение чешскими СМИ конфликта России и Украины?

–Когда была горячая фаза, очень хорошо освещали. Это можно было увидеть даже по тому, как бесились прокремлевские силы. Фактически все время на Донбассе кто-то из нас был. Чехия – страна маленькая, тут все знакомы, и мы активно делились контактами.

– Удавалось ли представлять две точки зрения?

–Все пытались, но в результате как? Пять минут еврей, пять минут Гитлер? С кем говорить? Конечно, я следил за тем, что та сторона думает, мониторил соцсети, читал их сайты, общался с этими людьми. Я поддерживаю контакт с Андреем Бабицким, который работал тут на «Радио Свобода», а потом как-то рехнулся и переехал в Донецк. (В апреле 2014 года журналиста русской редакции «Радио Свобода» Андрея Бабицкого отстранили от работы из-за поддержки аннексии Крыма, а в июле 2015-го он запустил в оккупированном Донецке телеканал «Диалог». – MS.)Наши журналисты ездили и по территории другой стороны тоже. Я лично – только один раз.

О российской и пророссийской пропаганде

– Насколько, на ваш взгляд, сейчас масштабна российская пропаганда в Чехии?

–Российской пропаганды в узком смысле у нас почти нет. На чешском есть только «Спутник», редакцию которого составляют бывшие сотрудники чешской редакции «Голоса Москвы». Это тетеньки в районе 60 лет, у них прекрасный архаичный чешский, но здесь нет корреспондентов. То есть они по большей части занимаются переводами с английского или русского. Их собственные материалы про Чехию очень нейтральные. Не придерешься, всё в рамках приличия.

Другое дело – пророссийская пропаганда, которой занимаются местные с начала войны на Донбассе. В Чехии есть три типа сайтов с пророссийской пропагандой.

Первая группа из них существовала до этого. Это сайты «классической конспирологии». У них на главной странице висит фильм с чешскими субтитрами о том, что американское правительство скрывает доказательства существования инопланетян. То есть эти сайты – это та всемирная сеть лунатиков, которые верят, что США придумали эболу, чтобы уменьшить население Африки и захватить ее природные ресурсы, и все в таком же духе. Эти ресурсы к своему классическому репертуару просто добавили российскую тему – со всеми вытекающими отсюда последствиями.

– Добавили потому, что им за это заплатили из России?

– Нет, я думаю, что им не платили. Я думаю, что это просто очередной антимейнстрим. Они ж постоянно заявляют, что расскажут правду, а не то, что говорят на ВВС. Там публиковались все эти теории про испанского диспетчера в «Борисполе» (речь идет об известном фейке: якобы испанский диспетчер, который вел пассажирский «Боинг» MH17, заметил рядом с ним до падения два украинских истребителя. – MS), о том, что Порошенко то ли Ротшильд, то ли Рокфеллер. Но они с этой темы уже ушли, пришла тема беженцев: их, оказывается, организовали масоны…

Также есть те сайты, которые симпатизируют России. Там такого откровенного бреда нет, но они могут выставить ролик, в котором житель Донбасса рассказывает о зверствах украинской армии. Это абсолютная пропаганда. Они нередко связаны с местными российскими активистами. Эти ресурсы, кстати, обмениваются материалами со словаками. Эта сеть работает на самоподтверждении. То есть один ресурс ссылается на другой подобный, но не чешский, а венгерский, российский или еще какой-то. Таких сайтов у нас пять-шесть, и вот они явно связаны с Россией, но у меня нет никаких доказательств их финансовых отношений с Россией. Как я ни пытался их найти.

– А кто там работает?

– Да почти никто! Один ресурс собирает пожертвования и живет на 2 тыс.евро в месяц.

–  А какая же третья группа?

– Те, которые на этом делают бизнес. Есть сайт AC24. Его делает молодая женщина со своим  гражданским мужем. И им хватает на жизнь. Они продают рекламу, – это классический click bating. Им все равно, что писать, – просто нужен трафик. Поэтому они с радостью возьмут тексты о Путине от любого фрика. Разумеется, бесплатно. Моя коллега назвала их пророссийским сайтом, и они захотели встретиться. Стали ей объяснять, что все мы живем в информационной матрице и что нам нужно из нее трансцендировать…

– А какова роль пророссийских активистов в Чехии?

– В свое время я несколько лет посвятил тому, что пытался выяснить, кто эти пророссийские активисты и чем занимается диаспора. В результате я понял, что посольство России денег не дает. Их либо разворовали еще в Москве, либо они остались в самом посольстве. Но у нас есть организация под названием «Координационный совет соотечественников». Это типичная история: они собрали 16-18 организаций пророссийской направленности, в том числе литературные клубы, выбрали председателя, успели переругаться... В результате единственным проектом этого совета стало издание книги «Русские в Чехии», где рассказывается о самих организациях, а также подаются биографии 10 известных русских в Чехии: певцов, актеров, ученых. Причем статьи взяты из газеты «Пражский экспресс», дизайн примитивный. Меня интересует, какой бюджет книги…Деньги есть у предпринимателей. Скажем, у нас здесь есть сумасшедший – Александр Барабанов. Он настоящий ватник, хотя родом из Киева. Все на него вначале смотрели как на экспонат. У него есть компания по продаже косметики, и он, я думаю, подпитывал какие-то из этих сайтов. А также, по слухам, вербовал студентов стать кремлевскими троллями.

– А есть ли на сайтах ваших изданий тролли?

– Есть, но их уже меньше. Под моими статьями осталось двое. На популярных сайтах дискуссии читать невозможно практически по любому поводу. Поэтому большинство сайтов не открывают комментарии под статьями, скажем, про цыган. Но вот этих из Ольгино уже нету. (ООО «Агентство интернет-исследований», в котором работает около 250 платных кремлевских блогеров, находится в районе Ольгино, в Санкт-Петербурге. Подобное предприятие существует и в Москве. – MS.) Видимо, пытались организовать студентов, но не получилось.

– Есть ли серьезные журналисты и издания, которые симпатизируют России?

– Журналисты есть.

– Насколько, на ваш взгляд, все это в совокупности отравляет читателя пропагандистками месседжами?

– Трудно сказать. По сути, все эти сайты абсолютно маргинальны, и в приличном обществе сказать, что их читаешь, нельзя. Но никогда не знаешь, где это всплывет. Вот у меня на даче соседка – детский врач шестидесяти лет – вдруг сообщила мне, что в Украине 20 тыс. американских солдат. Я ее спрашиваю, откуда информация, а она отвечает, что получила письмо на электронную почту.Один из сайтов имеет под каждой статьей кнопку «Послать как pdf». И понятно, что когда тебе в таком виде присылает статью бывший одноклассник, ты будешь смотреть на это по-другому, чем если просто где-то наткнешься на нее. Так же некоторые наши политики делятся подобными статьями в своих соцсетях. А потом говорят, что не утверждают, что это правда, а хотят, чтобы их подписчики составили свое мнение. Месяц назад одна никому не известная депутат с пламенным гневом говорила о какой-то выдумке насчет усыновления геями или что-то вроде того. Она сообщила, что ей как депутату эту информацию присылает по рассылке одиозная организация «Русские матери». Вся эта пропаганда распространяется спонтанно, без координации.

– Вы уверены, что ее нет?

– Я ее боюсь. Если бы получили какие-то деньги, ситуация могла быть гораздо хуже. Они многое могли бы сделать, если бы кто-то из опытных российских пропагандистов этим занялся.

Интервью было записано в рамках проекта «Содействие совершенствованию системы медиаобразования в Украине», который поддерживает министерство иностранных дел Чешской Республики

Автор фото - Катерина Толокольникова

comments powered by Disqus