Политика критики

Политика критики

00:00,
11 Квітня 2011
2810

Политика критики

00:00,
11 Квітня 2011
2810
Политика критики
Политика критики
В Украине стало одним интеллектуальным изданием больше. В феврале вышел первый номер украинской версии «Политической критики» (Krytyka Polityczna)…

В Украине стало одним интеллектуальным изданием больше. В феврале вышел первый номер украинской версии «Политической критики» (Krytyka Polityczna) – влиятельного в Польше журнала, декларирующего свою социальную и левую ангажированность. Как следует из предисловия к украинскому изданию, его редакторы – Алексей Радинский и Василий Черепанин – уверены, что журнал появляется вовремя: как раз в тот момент, когда «ложная природа выбора, перед которым оказалось украинское общество, становится всё более очевидной».

«Главные украинские дебаты касаются выбора между двумя разновидностями неолиберализма, двумя версиями капиталистической эксплуатации: авторитарным, евроазиатским (выбор “Россия”) и либеральным, западным (выбор “Европа”). При этом сама возможность альтернативной постановки вопроса моментально дискредитируется как “утопическая” или “противоестественная”», – пишут они в редакционном вступлении к первому номеру. С такой постановкой вопроса трудно не согласиться: отсутствием артикулированных альтернатив нынешняя ситуация в Украине действительно напоминает обстановку в Польше в начале 2000-х, как её описывает основатель и редактор журнала Krytyka Polityczna Славомир Сераковский. Польскому обществу навязали безальтернативный выбор между «Богом и Рынком», между консерваторами, опирающимися на католическую церковь, и либералами, ориентированными на рыночный капитализм. Несогласие с таким положением дел и желание изменить его объединили в одну среду ученых, художников, критиков, активистов, литераторов и кинематографистов.

Первое украинское издание «Политической критики» выглядит как сборник текстов, которые с точки зрения составителей наиболее важны и актуальны для Украины. Альманах открывается текстом Славоя Жижека из его новой книги «Сначала как трагедия, потом как фарс». Словенский философ противопоставляет такие полюсы мирового богатства и нищеты, как новый глобальный класс «скажем, с индийским паспортом, замком в Шотландии, квартирой на Манхэттене и частным островом на Карибах», и обездоленные обитатели трущоб, население которых, по последним данным ООН, превысило миллиард человек. «Фактически это две стороны одной медали, две крайности нового классового деления. Город, который самым выразительным образом воплощает это разделение, – Сан-Паулу в Бразилии, который гордится двумя сотнями вертолётов в деловом центре города. Чтобы изолировать себя от опасности смешения с обычными людьми, богачи Сан-Паулу в основном пользуются вертолётами, потому панорама города напоминает футуристический мегаполис вроде изображённых в фильмах “Бегущий по лезвию” или “Пятый элемент”, с толпой людей, которая роится на опасных улицах, когда богатые летают себе на высшем уровне, в воздухе», – пишет Жижек, призывая к реабилитации коммунистической идеи в условиях системного кризиса капитализма. При этом, по Жижеку, вместо «очевидного» вопроса: «Приемлема ли сегодня идея коммунизма, можно ли её до сих пор использовать как инструмент для анализа и политической практики?», стоит спросить противоположное: «Как выглядит наша современная сложная ситуация через перспективу коммунистической идеи?».

Славомир Сераковский в тексте «Детские болезни левизны» перечисляет основополагающие тактические принципы, позволившие «Политической критике» стать тем, чем она стала. Во-первых, Сераковский доказывает, что левая политика, которая базируется только на практических усилиях левых активистов по непосредственной помощи угнетённым, в долговременной перспективе неэффективна: «Если активности в пользу дискриминируемых предстоит когда-нибудь выйти из ниши, приготовленной для неё капиталистической системой, она должна поддерживаться борьбой за гегемонию в публичной сфере, борьбой, устанавливающей новый универсум ценностей и целей демократического государства».

Во-вторых, нужно отказаться от любого диалога с ультраправыми, которые того только и хотят, чтобы их приняли в качестве «нормального» партнёра по политическому диалогу. И, в-третьих, радикальным левым не нужно самоизолироваться от мейнстримных дискуссий. «В современном капитализме, который помещает своих врагов не в тюремную камеру, а в комнату смеха, большим риском является выход на территорию мейнстрима, чем распевание революционных гимнов в тишине политического маргинеса», – пишет Сераковский. Он также агитирует за возвращение политической ангажированности, которую либеральная гегемония считает вещью не слишком уместной. «Дескать, нам нужно сосредоточиться на частной сфере, и активность, выходящую за её рамки, реализовывать в рамках гражданского общества. И, конечно, немало людей, которых интересует улучшение судьбы униженных, сейчас строят третий сектор, записываются волонтёрами, основывают аполитичные ассоциации. Обычно это приводит к ограничению одним делом». Кроме этого, Сераковский вслед за Жижеком, которого он обильно цитирует, говорит о том, что крайне тяжёлое положение левых часто сводит политическую борьбу маргинализированных движений к борьбе за собственную девственность: «И её можно выразить в словесном соревновании или в конкурсе на звание главного ортодокса. Исторические тексты левых трактуются не как описания давних битв, а как святые и всегда и везде актуальные тексты. В результате этого повторяются неадекватные по отношению к современным проблемам стратегии, используются устаревшие карты и оружие. А битьё головой об стену считается признаком преданности идеалам. Замкнутые в прошлом деятели добавляют себе к погонам нашивки не за реальные достижения, а за стаж около этой стены».

По мнению Сераковского, в мире позднего капитализма общественные проблемы возрастают, а возможности политического действия в классических организациях, таких как профсоюзы, политические партии или левые медиа, уменьшаются. Таким образом, главной проблемой становится надлежащее диагностирование причин слабости левых движений, а также выяснение культурных и экономических механизмов современного мира.

Ведущая тема в структуре альманаха – тема наркотиков и наркотической политики, которая является «слепым пятном» не только украинской публичной сферы, но и политики в целом. По словам Василия Черепанина, наркотическая политика – часть политики вообще, а наркотики являются элементом современной политичности, потому рассматривать их нужно сквозь призму теперешней капиталистической экономики, чтоб выяснить политическое место наркотиков и идеологию наркополитики сегодня: «Запрет наркотиков – это конструирование капиталистической системой внешнего врага путём экстернализации её собственного внутреннего антагонизма, способ сделать невидимым то, что сам капитализм – это самый сильный наркотик современности».

Раздел состоит из расшифровки дискуссии «Наркотическая политика как орудие репрессий», состоявшейся в сентябре 2010 года в Центре визуальной культуры, переводов статьей польских авторов и оригинальных украинских текстов. Остальные разделы посвящены принципиальному для «Политической критики» вопросу привлечения художников, литераторов и других агентов культуры к обсуждению социальных и политических проблем. К среде «Политической критики» принадлежат ключевые фигуры современного польского искусства. Среди них – Павел Альтмахер, Иоанна Райковская, Вильгельм Саснал и Артур Жмиевский, который выполняет функции художественного редактора журнала «Политическая критика». Его украинское издание проиллюстрировано художественными проектами, специально подобранными Артуром Жмиевским.

На фоне стремительного роста радикально-националистических ксенофобских организаций в Украине своевременно звучат слова Рафала Жвирека, комментирующего политизированную художественную акцию «Марш призраков», участники которой в полосатых костюмах узников Освенцима вышли на улицы Варшавы, чтобы остановить манифестацию националистов в День независимости: «Когда я в ноябре 2009 года снимал … варшавский марш народной правицы, чувствовал унизительный стыд и злость. Стыд – потому что люди, которые выкрикивали фашистские лозунги, маршировали колонной улицами моего города, а злость – поскольку прохожие, которым там гуляли, присматривались к этому с равнодушием или добродушным интересом…».

Благодаря усилиям издания Krytyka Polityczna баланс сил в польской публичной сфере изменился. В Украине весь этот путь предстоит пройти практически с нуля. И польский опыт создания академического, но в то же время популярного издания, делающего упор на актуальную культуру и выстраивающего вокруг себя широкую левую среду, здесь востребован. Кроме внедрения левых идей в украинскую публичную сферу, украинская «Политическая критика» в качестве своей сверхзадачи декларирует переопределение самого понятия политики, последовательно дискредитируемой «профессиональными политиками»: «Их сетованиям на политику как источник всех бед стоит противопоставить понимание политики как необходимой дискуссии об устройстве общего мира, дискуссии, которая происходит не в парламенте или на экране телевизора, а в наших повседневных словах и действиях».

ГО «Детектор медіа» понад 20 років бореться за кращу українську журналістику. Ми стежимо за дотриманням стандартів у медіа. Захищаємо права аудиторії на якісну інформацію. І допомагаємо читачам відрізняти правду від брехні.
До 22-річчя з дня народження видання ми відновлюємо нашу Спільноту! Це коло активних людей, які хочуть та можуть фінансово підтримати наше видання, долучитися до генерування ідей та створення якісних матеріалів, просувати свідоме медіаспоживання і разом протистояти російській дезінформації.
У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Фото: druzi.org.ua
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
2019 — 2024 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду