Юрий Николов: «В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в это время со свистом уходят миллиарды»

Юрий Николов: «В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в это время со свистом уходят миллиарды»

00:00,
15 Квітня 2011
3541

Юрий Николов: «В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в это время со свистом уходят миллиарды»

00:00,
15 Квітня 2011
3541
Юрий Николов: «В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в это время со свистом уходят миллиарды»
Юрий Николов: «В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в это время со свистом уходят миллиарды»
«Наші гроші» – украинская смесь Wikileaks и Капитана Очевидность. Сайт, раскручивающий громкие коррупционные скандалы, которые потом подхватывают крупнейшие СМИ, основан энтузиастами и теперь поддерживается на грантовые средства

«Наші гроші» запустились в январе и за четыре месяца стали основным источником информации о подозрительных тендерах для многих украинских СМИ. Именно они сообщили, во сколько бюджету обходится вертолёт Виктора Януковича, и раскрутили схему с аграрными миллиардами, уходящими в Россию. «Медиаграмотность» попросила рассказать о проекте одного из его основателей – журналиста Юрия Николова.

– Юрий, как родилась идея проекта?

– В августе 2010 года, когда мы с Алексеем Шалайским покинули ProUA, у него возникла мысль заниматься тендерами – тем более что мы уже долгое время генерировали новости из этой сферы. Договорились попробовать сделать свой проект, и январе запустили сайт.

– В каком формате вы задумывали сайт? Как тематическое СМИ, блог, сообщество?..

– Мы не хотели превращать его в социальное медиа или общественно-политическое движение, как у Навального в России. Оно задумывалось как интернет-издание журналистов для журналистов. Мы подумали: есть профильные журналисты, у них достаточно своих источников, достаточно тем, но чтобы им ещё и «Вестник госзакупок» читать… Пусть это будем делать мы, будем выбирать достойные факты, а профильные и региональные журналисты будут читать по темам то, что им интересно.

– Какое у вас было финансирование?

– Изначально мы не получали никаких денег за работу над этим проектом. Несколько человек работали над ним в свободное время, кто сколько хотел и мог. Сайт по собственной инициативе бесплатно сделал знакомый программист, знакомый дизайнер по дружбе бесплатно сверстал, хостинг оплатили из своего кармана. Потом мы подали заявку на грант, фонд «Відродження» выделил нам небольшую сумму на реализацию шести расследований – обычно, когда мы видим, что в конкретном тендере могут быть допущены серьёзные нарушения, мы не ограничиваемся упоминанием фактов на сайте, а начинаем копать дальше, делать запросы и так далее. Сейчас мы подали заявку на грант большего объёма – грантодатели уже увидели, что мы реально что-то делаем, создаём эффективную медийную структуру, а не общественную организацию, которая под Верховной Радой галдит с флагами. Теперь к нам больше доверия, надеемся получить финансирование, которого хватит на содержание редакции.

– Расскажите, как происходят «раскопки» тендерных нарушений.

– По моему мнению, тендеры – один из двух главных способов воровства бюджетных денег. Второй – это подпись чиновника на документе о предоставлении неких льготных условий, например, о беспошлинном вводе оборудования или о землеотводе со ставкой аренды 0,01%. Поскольку в бюджете деньги безналичные, напрямую их воровать нельзя, нужны бумаги.

Тендерные закупки – глобальный источник информационных поводов. После смены власти, когда вместо Ющенко и Тимошенко пришла команда Януковича, под давлением Международного валютного фонда был принят очень хороший закон о госзакупках. Этот закон обязал раскрывать, в частности, информацию о госзакупке у одного участника – фактически бесконкурсном тендере. Всю информацию о тендерах во всех госструктурах и предприятиях, где есть значительная доля госсобственности, собирает Министерство экономики и издаёт это всё в «Вестнике госзакупок», а также выкладывает на сайте. Тендеров такое множество, что фактически каждую неделю выходит толстый том материалов о них, только о результатах проведённых тендеров – до 3 тысяч сообщений в неделю, плюс ещё данные по процедурам, по другим участникам и предложениям, которые не победили. Мы стараемся обрабатывать всю эту информацию, ищем, где может быть «что-то не то», и делаем из таких данных новости, которые вывешиваем на сайт. Из самых серьёзных по размеру возможного «распила» денег проводим свои расследования, или их проводят наши коллеги.

«Наші гроші» не зарегистрирован как СМИ, но наши журналисты могут отправлять запросы от своих изданий, которые являются их основным местом работы и в которых они потом опубликуют расследования.

– На вашем сайте нет состава редакции, нет контактов, кроме формы обратной связи. Почему? Вам не кажется, что это несколько снижает уровень доверия к ресурсу со стороны тех, кто не знает авторов лично? Кстати, сколько их и кто они?

– В некоторых изданиях руководство плохо воспринимает тот факт, что журналист «не принадлежит им целиком», посвящает свое время ещё какой-то деятельности. Поэтому мы достаточно щепетильно относимся к вопросу приватности. Я всегда звоню и выясняю у конкретного автора – можно ли тебя назвать, спрашивает такой-то. Поэтому назвать сейчас могу только нас с Алексеем Шалайским – сейчас он возглавил сайт «Зеркала недели» и в большей степени отошёл от непосредственной работы над проектом, только ведёт блоги. По количеству людей – тут тоже сложно посчитать. Кого-то можно считать за двоих по объёму работы, кого-то за половинку и так далее.

Форма обратной связи, кстати, работает неплохо – с одной стороны, мы ограждены от спама, который приходил бы на почту, с другой – заинтересованные люди могут списаться с нами, прислать документы, заявить темы и так далее, такие примеры есть.

– Какая у вас посещаемость и кто ваши читатели?

– В хостах в обычный день – от 500 до 1000, в необычный, когда нашу новость цитируют на больших ресурсах, может быть в два раза больше. Ядро аудитории мы не анализировали при помощи опросов, разве что знаем географически: 1/10 из-за границы, одно время Госдепартамент США на сайте висел, три человека каждый день как отче наш. Среди украинцев (а у нас сайт исключительно на украинском языке) у нас больше всего читателей с востока страны, с юга плюс Киев. С запада немного. Естественным образом получается, что больше внимания уделяем восточным областям и Киеву, поскольку это экономически более активные регионы, соответственно, тендеров больше.

– Некоторые публикации вашего ресурса, прямо скажем, не являются образцом соблюдения журналистских стандартов: в заголовок вынесено имя человека, которому формально фирма не принадлежит (только через нескольких подставных), вы не даёте позицию компании, выигравшей тендер, с обоснованием цены...

– Да, мы не берём комментарии у продавцов/покупателей, потому что на сегодняшний день у нас нет на это ресурсов (людей). Напоминаю, что «Наші гроші» – это не СМИ, а ресурс журналистов для журналистов. Мы заявляем темы, раскапываем подозрительные, с нашей точки зрения, случаи, то есть служим источником. Предполагается, что «докручивать», доводить до принятых форматов и стандартов журналистских публикаций будут уже собственно редакции, у которых есть на это ресурсы и которые заинтересованы в подаче полноценного материала, результата в том числе и собственных усилий по расследованию, а не простого копипейста.

Что же касается претензий со стороны упомянутых компаний, то еще ни разу не доходило до серьёзных выяснений – все же понимают: если раскапывать, выяснится, у кого рыльце в пушку. Вот, например, случай с днепропетровским телеканалом. Они жаловались, что мы зря вставили в заголовок фамилию Ахметова, имея в виду фирмы, которые контролируют структуры Ахметова. У нас на сайте можно прочитать их претензии и нашу реакцию.

– Назовите несколько ярких примеров злоупотреблений с тендерами, которые вы накопали.

– Самые известные, о которых в интернете писали все – это вертолет Януковича, например. Потом семимиллиардная схема закупок зерна через «Хлебинвестстрой». На рынке без предупреждения завёлся государственный фактически монополист, задавили известных мировых трейдеров. Как это обнаружилось? В одном из тендерных документов было зафиксировано: предоставить никому не известному ООО «Хлебинвестстрой» 7 миллиардов гривен для закупки зерна в государственный фонд. Такая сумма сама по себе привлекает внимание, это уже не мелкая бытовая коррупция какого-то чиновника, речь идёт уже о долях госбюджета. Несколько журналистов начали следить за этой историей, и мы раскопали, что компания принадлежит енакиевской группировке, близкой к нынешнему министру АПК, и российскому «Внешэкономбанку», который возглавляет Владимир Владимирович Путин. Оправдывались потом министры, Азаров, мол, понятия не имеем… Потом мы начали выкладывать справки об учредителях, а это же не высосанный из пальца источник, а госреестр предприятий. Они всё тише и тише съезжали с этой истории. Поначалу говорили, что в этой фирме государственный контрольный пакет акций, потом оказалось, что частный. Они это признали. Говорили, что частный инвестор «имеет офис на Уолл-стрит». Может, у Путина такой офис и есть, не знаю. В итоге признали всё это – и продолжают делать то же самое.

Одним из показательных примеров проведения закупки у одного участника стал случай с организацией празднования Дня независимости в прошлом году. Согласно закону, у одного участника, то есть без конкурсного отбора, государство может что-то закупать в случае чрезвычайных обстоятельств – катастроф и так далее. Вот для Украины День независимости оказался неожиданностью: закупили у одной фирмы без конкурса украшений для праздничной сцены в Киеве на 5 миллионов гривен. Вы можете себе представить шарики на такую сумму? Я не могу.

Или вот ещё: печать дипломов о высшем образовании. Цепочка патентов на технологии, которые для него используются, стоит 80 миллионов гривен в год. Владеет ими частная фирма. 80 миллионов в год на эти пластиковые изделия – нам показалось это странным. Посмотрели на отцов-основателей – 5 ректоров крупных вузов.

Картинка мира по прочтении таких новостей складывается совершенно иная, чем после чтения газет или просмотра новостей по телевизору. В телевизоре политика публичная, тут же – политика реальная, политэкономия, борьба за механизмы распределения денег и права подписи, и происходит она в тихом официальном СМИ – «Вестнике госзакупок», официальном издании Министерства экономики. В телевизоре нам показывают драку симулякров с симулякрами, а в этом время со свистом уходят миллиарды. Миллиарды – это не преувеличение. Мы ведём статистику: еженедельно на тендерах уходит не менее 5 миллиардов гривен. Углепром, по нашим наблюдениям, – это самая чёрная яма страны. Даже дороги отдыхают. Люди с мест нам пишут: вот как стояло там ржавое оборудование, так и стоит. Его списали, а потом по документам, по тендеру купили опять. Даже не убирали.

– Не было звонков, угроз?

– Нет, звонки обычно бывают, когда из публикации, как кажется объекту расследования, торчат уши конкурента. Если звонят журналистам, то обычно с вопросом «кто заказал?». У нас же источник очевиден.

– А не может быть так, что самые крупные факты нечестных тендеров утаиваются?

– Тут как раз государственная машина работает эффективно. Если ведомство в установленный срок не подаст бумажку в Минэкономики, министерство имеет право результаты тендера отменить, и закупка просто не проводится. А если всё-таки проводится, приходит ГлавКРУ, которое следит за бюджетными деньгами, и тут уже уголовное дело.

– Каков эффект ваших публикаций? Реально меняется что-то по конкретным случаям злоупотреблений?

– Генпрокуратура имеет право по факту публикации в средствах массовой информации прийти на предприятие и сказать: так и так, по факту – уголовное дело. «Наші гроші» – не СМИ, регистрации мы не проходили, но все расследования публикуются сначала в изданиях, где работают наши журналисты, а потом уже у нас. Ну, или интернет-издания подхватывают информацию и раскручивают, такие как «Украинская правда», например. Но вот по крупным делам, как о «Хлебинвестстрое», остались зафиксированные заявления Азарова и других. Много писали об этом, в частности, «Зеркало недели», «КоммерсантЪ», Обком...

Наша роль в том, чтобы дурь и ложь каждого была видна. По этому конкретному случаю мы не добились уголовного дела, но добились некоторого резонанса и признаний, по которым следующему режиму карты в руки. Регионы пришли к власти и ничего нового не накопали, подняли старые дела, которые фиксировались уже тогда, и начали посадки. Не приходится ожидать, чтобы сейчас генпрокуратура Пшонки открыла уголовное дело против Администрации Януковича или Кабинета Министров Азарова. Иногда политики вычитывают у нас информацию и выступают с ней на программах типа «Свободы слова». Как эта информация расходится дальше, что с ней делают – это уже не наша сфера ответственности. Наша задача – чтобы тот, кто хочет знать, об этом узнал.

– Каковы планы развития проекта после того, как вы получите финансирование?

– Во-первых, формализоваться в живую редакцию. Во-вторых, рассматриваем идею по образцу движения Навального – собрать группу мощной юридической поддержки, которая доводила бы до уголовных дел и до отмены незаконных тендеров. Но для этого нужны люди, которым это было бы интересно. 

У зв'язку зі зміною назви громадської організації «Телекритика» на «Детектор медіа» в 2016 році, в архівних матеріалах сайтів, видавцем яких є організація, назва також змінена
Фото: dancor.sumy.ua
* Знайшовши помилку, виділіть її та натисніть Ctrl+Enter.
Коментарі
оновити
Код:
Ім'я:
Текст:
2019 — 2022 Dev.
Andrey U. Chulkov
Develop
Використовуючи наш сайт ви даєте нам згоду на використання файлів cookie на вашому пристрої.
Даю згоду