Русофобский ястреб. Как кремлёвские СМИ посмертно издевались над Маккейном

ABC News

Американский сенатор Джон Маккейн скончался 25 августа. Смерть одного из самых влиятельных американских политиков, которого называли личным врагом Путина, не слишком расстроила Кремль. Наоборот, во всех без исключения пропагандистских телешоу началась вакханалия насмешек по поводу смерти «непримиримого врага»… Врага уже не Путина, а, по версии пропагандистов, самой России и всех русских.

Главные месседжи российской пропаганды в освещении смерти Маккейна и прогнозах дальнейшей политики США в отношении России:

  • после смерти Маккейна политика США в отношении России не изменится, оставаясь по-прежнему русофобской, санкции никто не отменит, они будут вечно, поскольку РФ свою политику под давлением извне не меняет;
  • дело «главного русофоба» и «вожака вашингтонских ястребов» Маккейна не умрет, знамя русофобии подхватят Линдси Грэм и Курт Волкер;
  • Порошенко даже мертвого Маккейна будет использовать в своих предвыборных целях;
  • пока Украина остается главным русофобским тараном в Европе, ей будут выделяться деньги под эти задачи из США;
  • США и Россию в ближайшем будущем ожидает большая война, если РФ не прогнется под интересы американского истеблишмента;
  •  «вашингтонские ястребы» во главе с Маккейном в последнее время оживились, потому что миролюбивая внешняя политика Трампа идет вразрез с их интересами;
  • гегемония США в мире заканчивается, поэтому нужна новая экспансия и новые войны, переход к двуполярному миру смерти подобен для янки;
  • Маккейн — ставленник военно-промышленного комплекса США, которому постоянно нужен враг, чтобы выбивать деньги на новые вооружения и военные базы по всему миру;
  • Маккейн — неудачник, два раза проигравший президентские выборы в США и сделавший себе карьеру на яростной критике России; он продукт «холодной войны» и его методы сильно устарели в отношении современной политики с РФ;
  • возможный преемник покойного сенатора Линдси Грэм враг хитрый, изворотливый и коварный, классический флюгер, в отличие от откровенного русофоба Маккейна, создаст в будущем большие проблемы для России.

«А ты не летчик, а я была так рада…»

Насмехаться над Маккейном начал ещё при жизни сам Путин, назвав его на пресс-конференции «сбитым лётчиком». Шутка прозвучала двусмысленно и жестоко, если вспомнить, что Маккейн был сбит над Ханоем в 1967 году и больше пяти лет провел в плену вьетконговцев, претерпевая побои и пытки. Теперь же, после смерти сенатора, на российских ток-шоу фраза про «сбитого летчика» была самой ходовой.

Тему плена сенатора использовали вовсю пропагандисты всех мастей. Якобы он выдал вьетконговцам все государственные секреты США, а потом, как сын и внук двух адмиралов, был помилован лично президентом Никсоном. Этот фейк уже неоднократно опровергался, но доверчивый российский зритель имеет однодневную память инфузории туфельки.

Тему смерти Маккейна неизменно обсуждали в ключе не только будущего преемника, задаваясь вопросом, кто теперь в США станет русофобом № 1, но также прогнозировали, изменится ли политика последовательного «придушения России» после кончины главного идеолога.

И уже традиционно пророчили полный крах США, ехидно отзывались о «57-й волне санкций», которые России ни по чем, вспоминая при этом, что самые первые санкции были введены против СССР еще в 1972 году. Насмехались также и над расследованием дела Скрипалей, из-за которого, собственно, и была введена последняя волна санкций. «Инспектор Лестрейд у Шерлока Холмса — это олицетворение всего Скотланд-Ярда, понятно, что там за расследование», — прозвучало на одном из шоу «Время покажет».

Программу «Время покажет. Когда не нужны доказательства» от 27 августа ведущий Артем Шейнин начал с сообщения: только что Госдеп объявил вступившими в силу новые санкции против РФ из-за дела Скрипалей, хотя до сих пор не доказан факт применения химического оружия в Сирии. И, конечно же, особенно «много вопросов по поводу новых санкций на фоне смерти человека, который в некотором смысле олицетворял при жизни и будет олицетворять после смерти этот подход к нашей стране». В это время на экране появляется большое фото сенатора Джона Маккейна.

Далее Шейнин продолжил: «Поразил тот факт, что еще 9 августа, за две с половиной недели до смерти, Маккейн уже все знал о своей кончине, когда надо думать о душе. А он о чем думал? Что его радовало?». Ведущий предлагает гостям студии вспомнить последний твит покойного сенатора: «Приятно видеть, что Госдеп США вводит новые санкции против путинской РоссииКонгресс должен продолжать внимательно следить за быстрым и полным осуществлением этих санкций!». Возмущение высказал и второй соведущий Анатолий Кузичев: «Все его родные понимали, что он уходит… И он сам это понимал. Но он именно о санкциях написал, а не о чем-то другом. Поразительно! Это одержимость Россией!».

Гости студии одобрительно кивали головой. А ведущие из журналистов вдруг превратились в практикующих психоаналитиков: «Что-то в жизни Маккейна пошло не так, раз он перед смертью думает, как задавить Россию. Он ненавидел нас последовательно и всю свою жизнь». Вспоминали последние слова, сказанные перед смертью Оскаром Уайльдом и Пабло Пикассо. Но почему-то никто не вспомнил слова Путина о том, что «санкции нам только на пользу», следовательно, Маккейн хотел России только добра.

Андраник Мигранян, профессор МГИМО, лично знакомый с Маккейном и встречавшийся с ним неоднократно в США, отметил: вскорости ожидается что-то вроде решающей схватки между США и Китаем за лидерство в мире. И в этой схватке Россия играет очень важную роль. «Видимо, в Вашингтоне решили, что мы являемся слабым звеном и с нами надо рассчитаться, вывести нас из игры для того, чтобы уже потом один-на-один разобраться с Китаем», — сказал Мигранян. Поднимающаяся держава бросает вызов доминирующей и это не может не закончиться большой войной. Затем профессор «коротенько, минут на сорок» пересказал своими словами содержание последней книги своего коллеги из Гарварда Грэма Аллисона, употребляя заумные термины «ловушка Фукидида» и другие. Словом, если Англия «сдалась» США, Португалия — Испании, Восточная Германия — Западной, СССР рассыпался, по сути, тоже сдался Западу и так далее… Понятно, казалось бы, какой конец ожидает Россию. Правда, российский профессор такой вывод поостерегся сделать, заявив, что нужно либо «сдаться Западу, либо большая война». Другого пути, например, плодотворного сотрудничества, в РФ просто не видят, предусмотрительно ссылаясь на «мировых авторитетов политологии».

Кремль забоялся приезда Маккейна в Москву

«За годы моей работы в США мне много раз приходилось общаться с Маккейном, разговаривали в его кабинете. Я его спрашиваю: сенатор, признайтесь, ваше враждебное отношение к России откуда происходит? Это что-то личное или политическое? Конечно, он не мог сказать, что это личное, но “это” в нем было. У Маккейна была самоирония и чувство юмора. Он говорит: вот видите, мои великие предки, четырехзвездочный адмирал дедушка, четырехзвездочный адмирал отец, видимо, я хреновый был пилот, поэтому меня и сбили. Он это сказал! Это дорогого стоило», — вспоминает Андраник Мигранян.

Далее Мигранян поведал, что пригласил Маккейна, живущего в прошлом, посетить с визитом современную Москву, «новую страну с новыми порядками, где все по-другому». Сенатор заинтересовался. «Но в Москве решили, что человек он слишком непредсказуемый, поэтому неизвестно, как он может себя повести, было принято решение, чтобы я не слишком настаивал на приглашении», — выдает закулисные расклады Кремля Мигранян. Также профессор вспомнил случай, когда в присутствии нескольких человек Маккейна спросили, почему он так активно выступает против Путина. «Я считаю его сильным политиком и сильным государственным деятелем», — якобы ответил Маккейн. В этот момент показалось, что на глазах Шейнина и Кузичева выступили слезы умиления.

Тут же ведущие сделали «правильный» вывод: сильный политик во главе страны, которая Маккейну ненавистна, дает этой стране намного больше шансов, чем могло бы быть. И далее — неоконсерваторы США не должны бояться признаться, что не любят Путина за то, что у них в США не такой сильный лидер. В студии в этот момент — продолжительные аплодисменты. Но зал все-таки не додумался встать…

Еще один вывод, сделанный в студии: Маккейн умер, но дело его живет. Артем Шейнин задумался, кто же станет идейным преемником покойного сенатора? Линдси Грэм, который считается учеником и другом Маккейна, должен подхватить его «знамя русофобии».

Кстати, ведущие напомнили: когда Маккейна сбили в 1967 году над Вьетнамом и он лежал в госпитале, те самые «русские» могли бы его умертвить и никто бы об этом не узнал (хорошенькое признаньице такое на федеральном канале!), но этого не сделали. То есть, Маккейн, по сути, неблагодарный сбитый летчик!

«Этот способ мышления, который так ярко демонстрировал Маккейн, он присущ отнюдь не только Маккейну. Откуда он берется? И чем объясняется? Это продукт “холодной войны”», — звучали риторические вопросы, которым позавидовал бы сам дедушка Фрейд. «Он вырос в очень антикоммунистической семье, его отец был антикоммунистом, командиром Тихоокеанского флота. Маккейн продукт той атмосферы, утяжеленный личными переживаниями». «Вот Горбачев вырос в достаточно антиамериканской обстановке, когда главный враг был США, но у него получилось измениться, он не стал антиамериканистом. А у нас тут “маккейновщина” какая-то», — здесь уже дедушка Юнг нервно покусывает ногти. Ведущие почему-то деликатно умолчали, как в современной России благодарные потомки поносят и костерят «рекламщика пиццы» Горбачева, «продавшегося Маргарет Тэтчер за бусы».

Идиллию, воцарившуюся в студии после препарирования душевного мира покойного, нарушил американский журналист Игорь Туфельд. Он заявил, что с точки зрения США Россия демонстрирует агрессивную внешнюю политику, которая идет вразрез с политикой международного сообщества. Собственно, из-за этого и вводятся все новые и новые санкции. Шейнин парировал: «Что нарушила Россия в международном праве в деле Скрипалей?» Мол, расследования нет, выводов нет, а санкции есть! «Лично я не сомневаюсь, что американский истеблишмент ест на завтрак христианских младенцев, но этого маловато для того, чтобы за это немножко побомбить американцев», — начал ерничать в своей привычной манере Шейнин. Вспомнили Рональда Рейгана, говорившего, что Россия понимает только силу, и Колина Пауэлла с пробиркой в ООН. Америка, мол, тогда разделяла «ужасный режим Саддама Хусейна» и «хороший иракский народ», а в случае с Россией — не разделяет.

Дмитрий Новиков, первый заместитель председателя Комитета Госдумы РФ по международным делам, отметил: неважно, что было поводом для русофобии Маккейна, ведь он был единственным сенатором, который был сбит над Вьетнамом российской ракетой. Но рядом с ним в сенате заседает еще масса людей с такой же позицией. Тут же нить подхватывает Шейнин: Маккейна нельзя назвать безумцем, ведь он потом много сделал для восстановления отношений США с Вьетнамом. «Личная обида тут вообще не канает», — заверил Шейнин, хотя в начале передачи говорил прямо противоположное. Но кто ж помнит?

«А с Вьетнамом отношения нужно было восстанавливать для того, чтобы он стал одним из противовесов Китаю в том регионе. Здесь интересы США превалируют над личными эмоциями Маккейна», — сделал вывод депутат Госдумы, тоже слегка примерив халатик психоаналитика. «СССР давно нет, а русофобия Маккейна никуда не делась, ею также заражена значительная часть американского общества. Это ментальная проблема. А есть прагматическая. Маккейн относится к тем политикам, которые включены в борьбу за американское доминирование в мире. Логика его действий в том, что Россия как конкурент США должна быть устранена, это самоценно. И это одно из условий блокады Китая, который сегодня становится вторым полюсом мирового развития и создает самую серьезную экономическую и геополитическую угрозу для доминирования США в мире», — резюмирует Новиков.

Трамп сам открыл ящик Пандоры

Политолог Андрей Никулин напомнил, что в начале 90-х Маккейн «молчал», никакой «русофобии» не было. В начале 2000-х, когда Россия была союзником США, а не противником и конкурентом, Маккейн тоже «молчал». Также России сошли с рук две кавказские войны, а затем и чеченская. Санкций не было, и Маккейн снова «молчал». Такой трактовкой событий оказался крайне недоволен второй политолог, Дмитрий Абзалов, вспомнив, что Маккейн был одним из первых, кто предложил отказать России в кредитах Международного валютного фонда именно из-за войны в Чечне. После ареста Ходорковского Маккейн предложил секторальные санкции против РФ, а также исключение страны из G-8. Обвинил во вмешательстве в выборы в Азербайджане и т. д. и т. п. Словом, был последовательным сторонником санкций против РФ еще задолго до 2014 года, а также участвовал в разработке «акта Магнитского». «Но тогда санкции не вводились, а сейчас стратегические интересы США стали подкладываться под политическую составляющую и внутренние интересы американцев. Трамп сам открыл ящик Пандоры и позволил использовать радикальную повестку дня. Но в США горизонты оперативного политического планирования до ноября, до ближайших промежуточных выборов», — отметил Абзалов.

«С приходом Трампа рушится представление о мире, который складывался до и после “холодной войны”. Трамп предлагает радикальные вещи: НАТО устарело, ЕС надо либо упразднить, либо двигаться в сторону потепления отношений с РФ, главный враг — Китай и все должны объединиться вокруг этой идеи. Поэтому сегодня так активизировались “маккейновцы”. Запад хочет создать в России “пятую колонну” из олигархов, они под ударом санкций сметут власть в Кремле. Все делается для создания серьезного внутреннего конфликта в РФ и дальнейшего ее распада. Нам нужно сделать так, чтобы в решающей схватке Россия была с США, а не с Китаем. Ведь где Россия — там победа!» — главные выводы программы.

В программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» от 26 августа под названием «Как принести России побольше экономической боли?» лишь вскользь упомянули о смерти Маккейна, не посвящая ему целую программу. Соловьев отметил, что смерть сенатора никак не повлияет на дальнейшую «русофобскую» политику США. Россию по-прежнему будут душить санкциями. Ведущий съехидничал: «Американцы говорят: мы бы хотели отменить санкции, но Россия должна изменить свое поведение. Как будто мы нашкодившие школьники».

Депутат Вячеслав Никонов вяло промямлил дежурную фразу, кочевавшую в те дни по всем телеканалам, мол, Маккейн скончался, но дело его живет. Добавив, что Америка нынче — это «бумажный тигр», и это уже будет 57-я волна санкций. Да уж, тигр бумажный, но обсуждают его почему-то во всех ток-шоу…

Владимир Жириновский также не порадовал новизной мысли. Он устало изрек тезис, который повторяет на всех ток-шоу по два раза в день: «Нет никакой мировой экономики. Есть торговые операции англосаксов по всему миру, они хотят укрепить доллар любой ценой». Мол, США боятся коалиции Россия — Турция — Иран или же второй вариант: Россия — Китай. Поэтому все делают, чтобы нагадить. Глобальное доминирование США заканчивается, поэтому делается все, чтобы сохранить свое влияние дальше. Также и Британии нужно обострить отношения между США и РФ.

«Киссинджер еще четыре года назад писал, что Сирия станет плацдармом для глобального противостояния США и России, и они все делают для того, чтобы Сирия оставалась полем боя», — резюмировал Жириновский.

Израильский политолог, забывший, как выглядит Израиль вблизи, Яков Кедми констатировал, что Россия всем показывает железный кулак. «Мы не в ладу с законами физики, не поддаемся на давление и санкции», — отметил Кедми. Затем задался риторическими вопросами: где находятся те красные линии, за которыми санкции заканчиваются, потому что становятся невозможными? И привел в качестве ответа цитату из Путина: «Вы их (красные линии) нащупаете в Сирии». Странная и нелепая угроза от гражданина Израиля.

Пожалуй, удивил только политолог-востоковед Евгений Сатановский, первый раз в открытую в прямом эфире заявив, что «мы говорим не с соседями по планете, мы говорим с врагом».

Убийцы, искренне верящие в демократию

На канале «Россия 1» в программе «60 минут. Наследие Маккейна: что происходит в странах, где он требовал перемен?» от 28 августа буквально по буквам разбирали так называемое завещание Маккейна. При этом ведущие с ехидцей отмечают, что «сенатора хоронили целую неделю». Затем ведущая Ольга Скабеева сходу ошарашивает: куда бы ни приходили американцы, там война, пожары, огромное количество смертей. Гости студии поддакивают, мол, Америка — это жестокая империя, запредельно циничная, ровно такая же империя, как и все остальные, которые были до нее. Но только США «возвели идеологию освобождения других от национальных предрассудков и особенностей в ранг национальной политики». Этого не делала ни Российская Империя, ни Британская, ни остальные…

«И Маккейн — наследственный рыцарь этой империи. Демократию по всему миру несли и его дедушка, и его папа, но он до их высот не добрался. Они убивают искренне ради демократии», — прозвучало с ехидцей в студии. В это время на большой экран выводится таблица под названием «Жертвы демократизации». Там — цифры погибших во Вьетнаме, Ираке и других странах. Тут заметно оживляется Жириновский с криками: цифры потерь в 2 и 1,5 миллиона лживые, я был в Ираке, мне президент называл настоящие цифры потерь.

«Маккейн мстил нам всегда, он знал, что его сбили не вьетнамцы. Там распылили 10 тысяч тонн отравы, там до сих пор рождаются дети-уроды. Везде стоит армия США, бомбят весь мир, мешают нормально жить немцам, указывают Европе, как ей торговать. США — это страна-чудовище, страна — оголтелый варвар, вся планета полыхает под ногами американцев, я объехал весь мир, все их ненавидят, но зато любят русских. Даже в самой Америке ненавидят американскую элиту, их всего несколько тысяч человек, незаконно захвативших богатства всего мира», — пламенный спич Жириновского хоть немного взбодрил аудиторию.

«Маккейн — это американский сталинист», — вдруг выдает парадоксальную мысль Жириновский. И дальше: «Где наше золото? Где? А американских банках оно! Все наши деньги там. Так что американские богатства фальшивые, это ограбленное в наглую человечество. Сперва их армия идет, а потом им золото течет. Они ограбили музей в Ираке. Музей в Вавилоне». Потоку сознания Владимира Вольфовича позавидовал бы даже Джеймс Джойс.

Представитель новой профессии «режиссер-политолог» Карен Шахназаров был более лаконичен в формулировках: Катон Старший все свои речи заканчивал фразой «Карфаген должен пасть!», вот Маккейн — это американский Катон. «Он абсолютно принципиальный враг России, он — суть американского империализма, плоть от плоти, не вызывает никакого сочувствия, так как враг он коварный и беспощадный, ухитрился, даже умирая, призвать к войне! Слава Богу, что такие люди не победили в Америке. Страшно даже представить, что бы с нами было. Маккейн — это дух войны, который живет в американском империализме. Он не политик, у него глубокий комплекс, что его сбили советские военные», — заявил Шахназаров.

Далее пошли произвольные толкования, что происходило с Маккейном в плену. На то он и режиссер, чтобы фантазировать: «Видимо, Маккейн вынужден был сдать многие американские секреты, об этом сейчас много пишут, и это вылилось в инфернальную злобу к России».

Затем в студии началась какая-то фантазийная вакханалия. Трамп — это американский Хрущев. Сталин не стал владыкой мира и Маккейн не стал президентом США, не смог обманным путем скинуть Трампа. Иначе бы он дубинкой махал бы не внутри страны, а по всему миру. Ведь экспансия — это рецепт процветания… «Маккейн родился на военной базе и всю свою жизнь ментально прожил на военной базе. Это суть его мировоззрения. Бульдозерная демократия в исполнении Маккейна — это реликт прошлого. Маккейн вступил в XXI век в ржавых доспехах рыцаря “холодной войны”. Но в наше время нет места для политиков времен “холодной войны”. И эти методы недопустимы в отношении современной России. Но Маккейн их применял еще до того, как в Украине возник конфликт. Финансовую, военную, правовую гегемонию в мире американцы считают для себя священными».

Жириновский в конце решил поддать жару: «Насколько страшный человек был Маккейн. Когда Каддафи уничтожали в Триполи, он сказал: такая же участь должна постичь и Путина!» В это время на экране крупным планом идут кадры казни Каддафи. А Жириновский продолжил: «Маккейна надо было в клетку посадить и возить по всему миру как образец гнусности».

Светлым лучиком в этом царстве безумия могло бы стать прямое включение из США с бывшим министром иностранных дел РФ Андреем Козыревым. Как только Скабеева поняла, что Козырев хочет сказать нечто, идущее вразрез с генеральной линией Кремля, она умело превращала интервью в бардак. Экс-министр только успел промолвить фразу: «Я не знал, что меня пригласили в цирк». Связь прервалась. Гости студии с улюлюканьем принялись обсирать (сорри, но это обычная лексика на таких ток-шоу) бывшего коллегу. Жириновский припомнил, что его в свое время выгнали из ЛДПР. Скабеева заметила, что МИД во времена Козырева называли филиалом Госдепа. Словом, шоу удалось.

Первый друг Майдана

Ток-шоу «60 минут. Украина словно осиротела: Маккейн ушел из жизни» от 27 августа ничем не отличалось от описанных по тональности: стёб в адрес покойного, оказывается, прекрасно вписывается в рамки христианской морали. В начале идёт сюжет с закадровой начиткой: «В Прибалтике, Украине и Грузии едва ли не траур объявили по умершему Маккейну. Смотрите, сколько цветов принесли! Зажигают лампадки, крестятся и рыдают, посольство утопает в цветах, как будто бы скончался Герой Незалежной. На Украине цветов даже больше, чем в Аризоне, где он избирался в Сенат всю свою жизнь. Украина словно осиротела».

«Вот 2013 год. Маккейн на Майдане. Он фотографирует разъяренных людей. 2014 год. Вместо Рио-де-Жанейро он опять в Киеве. Маккейн — первый американский сенатор, поддержавший незаконную майдановскую власть. После рабочей недели на Банковой домой, в Кончу-Заспу, аналог московской Рублевки, по шоссе имени Маккейна отныне будут ехать Порошенко и все правительство, в знак благодарности и личной скорби названное в честь сенатора». И далее все в таком же духе.

Игорь Морозов, член Совета Федерации РФ, приглашенный в студию, отметил, что «Маккейн — один из символов русофобии. За последние двадцать с лишним лет он делал все для того, чтобы Россия не смогла подняться после 1991 года, когда у нас произошел переворот. Вся череда цветных революций на постсоветском пространстве была связана с американским Конгрессом , спецслужбами и лидерами русофобского движения, которое возглавлял Маккейн». И его дело будет продолжено, потому что в США принимаются только такие законы, которые направлены на разрушение американо-российских отношений.

Украинский журналист пророссийских взглядов Владимир Скачко, также приглашенный в студию, высказал главную боль своей жизни. «Пока Украина будет главным антироссийским тараном в Европе и пока за это будут платить деньги украинской власти, Маккейн будет у них героем. Это не слезы за Маккейном. Это все “крокодиловы слезы” по тем деньгам, которые могут обломиться украинской власти и лично Петру Порошенко. Скорби там нет, она заменена на доллары», — с неподдельной горечью сказал Скачко.

Нотку здравого смысла попытался внести политолог Дмитрий Некрасов: «Нам бы меньше милитаризма, меньше безумной внешней политики, если бы мы не лезли со своим безумием во внешний мир, у нас не было бы санкций, а был бы экономический рост и все было бы хорошо». Но ему не дали закончить мысль.

Выпуск «60 минут. На Украине траур: скончался Маккейн» от 27 августа также не отличался щепетильностью в адрес покойного. Скабеева сходу начала ёрничать: «Очень жаль, что Маккейн не дожил до того дня, как ввели новые санкции. Хотелось бы его поздравить». Далее пошел стёб по поводу сюжета на американском телеканале NBC News: в программе «Америка ищет таланты» показали веселый танец полуголых мужчин в костюмах дельфинов сразу же после официального сообщения о смерти Маккейна. Тут же кто-то пошутил в ответ, что у Маккейна было отличное чувство юмора и он бы такое оценил.

Гордей Белов, новоиспеченный политэксперт из Украины, ранее мелкий чиновник из Очакова, вспомнил поговорку древних римлян «о мертвых правду» и начал… «Какой Маккейн герой, надо спросить у ветеранов Вьетнама, как он вел себя в плену?» Ведущая Скабеева, как бы спохватившись, вдруг заметила: у нас празднуют смерть Маккейна, хотя это неприлично.

Помог «вспомнить», как Маккейн вел себя в плену, политолог-американист Михаил Синельников-Оришак. «Он летел бомбить не вьетконговцев, а электростанцию, питающую весь Ханой, если бы ему это удалось, была бы большая гуманитарная катастрофа. Крестьяне могли бы забить его мотыгами. Но его спасли. Говорят, он сильно мучился в плену? Маккейн давал интервью французскому ТВ, там видно, что сидел он в одиночной камере с кондиционером. Также он выступал по вьетнамскому радио, тем самым нарушив кодекс американских военных, им нельзя свидетельствовать против своей страны ни при каких обстоятельствах. За что получил прозвище “певчая птица”. Затем был помилован Никсоном».

Юрий Афонин, первый зампред комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, отметил, что «Порошенко в преддверии выборов делает из Маккейна своего лепшего друга, и даже на мертвом Маккейне хочет заработать определенные дивиденды. Конечно, для всего русофобского лагеря это большая потеря. Маккейн ставленник военно-промышленного комплекса, которому всегда нужен враг, им нужно поддерживать градус напряженности, чтобы выбивать деньги на ВПК».

А под конец шоу в эфире прозвучало: мол, больше половины россиян вообще не знают, кто такой Маккейн, зачем мы вообще про него говорим? И это люди, которые ведут уже вторую часовую программу о Маккейне за день!

В завершение более подробные цитаты, демонстрирующие вышеприведенные тезисы:

26 августа, газета «Комсомольская правда», статья «Кадыров: Сенатору Маккейну не нравился сам факт существования России»: «Глава Чечни Рамзан Кадыров прокомментировал смерть сенатора Конгресса США Джона Маккейна, одного из самых влиятельных американских политиков последних лет, отличавшегося своей ярковыраженной русофобией и множество раз голосовавшего за кардинальное ужесточение санкций против РФ.

— Умер сенатор Джон Маккейн. Он выделялся среди американских политиков ничем необъяснимой и непонятной неприязнью к России. Ему не нравился сам факт её существования. На всё воля Аллаха. Россия была, есть и будет!»

26 августа, газета «Коммерсант», статья «Бомбить, свергать, критиковать. Чем запомнился в России и мире Джон Маккейн»: «За пределами США Джон Маккейн запомнился отнюдь не своей политической биографией, а яркими политическими заявлениями и стремлением решать все задачи внешней политики США силой. Сформировавшись как политик в годы холодной войны и имея опыт реальной войны с коммунистами, сенатор считал главной задачей Вашингтона «распространение демократии» и жесткое давление на те страны, режимы в которых не устраивали элиты США. Последние 20 лет Россия занимала особое место в мировоззрении Джона Маккейна… В 1996 году он впервые упрекнул Москву в “опасной имперской ностальгии”. В 2007 году в Мюнхене, где Владимир Путин произнес жесткую речь об опасностях американской политики, Джон Маккейн наконец-то схлестнулся с российским президентом лично.

“Будет ли поворот России к авторитаризму усиливаться, ее внешняя политика становиться все меньше соответствующей принципам западных демократий, а ее энергетические ресурсы использоваться как средство давления?” — спросил он.

Владимир Путин ответил в своем привычном стиле, обвинив США в неуважении суверенитета других стран, вмешательстве в их внутренние дела и наличии массы собственных проблем с демократией. После этой встречи Джон Маккейн не раз говорил, что, в отличие от Джорджа Буша, увидел в глазах Владимира Путина не душу, а “буквы КГБ”».

3 сентября, журнал «Огонек», статья «Ястребиная верность. Сенатор Маккейн умер, но дело его живет, считает Иван Лебедев»: «Впрочем, мировую известность Маккейну принесло бунтарство особого рода — достигшая на склоне лет патологических масштабов «политическая идиосинкразия» в отношении России, российской политики и персонально — главы российского государства.

За последние годы, пожалуй, ни один из американских политиков не вылил на Россию столько грязи, как Маккейн. Сам он утверждал, что “не ненавидит Россию”, хотя и называл ее “бензоколонкой, которая притворяется страной”. “Я просто хочу, чтобы в ней были такие же свобода, правосудие и процветание, как в Америке”, — говорил он. Но тут же добавлял: “Правда, Путина я ненавижу”».

comments powered by Disqus