Журналистика: перезагрузка?

Игра с новой формой и увлечение маркетинговой терминологией отдалили многих журналистов от общества на весьма далекое расстояние. Но свято место пусто не бывает: кто же хочет его занять?

Минувшая неделя завершилась вылазкой на молодежный медиафорум «Медиа поколение», проведенный в пионерлагере за Ворзелем по инициативе молодежной организации нынешней партии власти 9-10 декабря.

На форум съехались молодые люди из разных городов Украины, каждый участник привез свой проект. Эти работы, по задумке, должны были бы быть «медиа». Но собственно медиапроектов, по крайней мере, в онлайн-секции, было раз-два – и обчелся. В основном показывали «пиарные» сайты общественных организаций и образовательных учреждений.

Действо не было заявлено как студенческое. Но студенческие организации не поскупились на своих представителей, именующих друг друга по имени-отчеству. Некоторые ребята из областей, владельцы сайтов, показали занятные онлайн-проекты, способные превратиться в новые, интересные и, главное, совершенно отечественные медиаформаты. 

Профессия создавать содержание

Сравнения с молодежными медиафестивалями прошлых времен напрашивались сами собой: наверное, атмосфера старой пионербазы, сохранившей дух восьмидесятых, навеивала. Ощущение того, что с 90-х годов в молодежной журналистике не изменилось почти ничего, было очень стойким.

Только на медиафестивали второй половины 90-х съезжались журналисты, которые понимали, что они хотят говорить обществу, и обучаясь, лишь решали вопрос, как это делать. А на субботнем медиафоруме разные люди много говорили о способах, но суть сообщений волновала мало кого, а если и волновала, то в пользовательском, прикладном аспекте. «Главное – трафик», – заявил один из участников.

Однако трафик, так или иначе – показатель, и только. И сказать, что в проекте, представленном на медиаконкурс, главное трафик – то же, что заявить, что в газете главное – тираж. Это хорошо иллюстрирует уровень дискуссии.

Вспоминалось, как в конце 90-х у начинающих медийщиков, которые встречались на профильных форумах и фестивалях, горели глаза: все искали способы, как рассказывать обществу о его жизни, его проблемах. Пытались найти ответ, как журналистам быть ближе к людям. Сейчас, похоже, авторы проектов ищут противоположного, качество содержания – вне поля зрения почти у всех участников этой встречи.

«Умные» слова сыпались как из рога изобилия. Термины из маркетинга, веб-дизайна, программинга переливались, словно блестки в калейдоскопе. Разговоры о том, каким веб-ресурс, претендующий на марку «медиа», должен быть по сути, о чем он должен быть, текли исключительно в маркетинговой плоскости: мол, публиковаться должно лишь то, что дает трафик.

Но сущность медиа – не в трафике, как раньше было не в тиражах. Если речь заходит о медиа, то ограничиваться тем, что «информация на сайте должна строго соответствовать потребностям посетителя», нельзя. Поскольку медиа – это не только удовлетворение информационных запросов. А в первую очередь, формирование общественного мнения с помощью журналистских инструментов: текста и его жанровых форм.

Забавно: специфика врачебной деятельности ни у кого в обществе не вызывает сомнения, а вот журналистская работа так удобно низводится до ремесла, доступного каждому. Точнее, так заманчиво ее к этому низвести, стимулируя вот такие избыточные дискуссии о форме в ущерб рассуждению о содержании онлайн-ресурсов, замахивающихся на «медийность». Мол, и кухарка может руководить государством.

В то время как это вовсе не так.

Ну, да: появилась несколько лет назад новая площадка – интернет. Это позволило огромному количеству людей, создавая сайты, начать «играться в медиа», реализовывать юношеские амбиции «побыть журналистом, писать статьи». А главное – включиться в состязание за право надкусить лакомый ломтик рекламного пирога, ведь онлайн-сегмент на рекламном рынке такой ныне привлекательный, что аж дальше некуда. К тому же под прикрытием «журналистской деятельности», «гражданской журналистики» так просто и удобно продвигать политические или мимикрирующие под журналистику пиарные проекты.

У многих стало получаться зарабатывать на своих сайтах, и это прекрасно, однако при чем тут журналистика? Сайты для нее – не более чем новый канал передачи информации. Удобный, бесспорно: в первую очередь тем, что для действующего медиаресурса он гораздо дешевле обходится, чем другой носитель.

Но на сущность медиа эта новинка если и влияет, то не так уж сильно: в сухом остатке как работали журналисты с информацией раньше, так работают и сейчас, с появлением нового способа ее трансляции.

Каким образом трансляция информации по онлайн-каналам снимает с профессионального журналиста, например, речевую ответственность? Ответственность за достоверность фактов, точность комментариев и прочих данных? Ответственность за свое назначение как специалиста – артикулировать общественное мнение, реализовывать способность говорить с обществом о его проблемах, называть вещи своими именами?

Не снимает. Поэтому как была журналистика журналистикой, такой она с появлением онлайн-канала и осталась. Другое дело, что многим очень удобно нивелировать общественную роль журналистики как профессии и как социального института, вообще отрицать ее или низводить до пропагандистского и любительского уровня. Ведь таким образом очень просто прикрывать свое незнание специфики работы с социальной информацией, понимания ее циркуляции в обществе, значения этого для всех других социальных институтов и для каждого гражданина страны в частности. А еще – так просто оправдывать таким образом низкий уровень своей речи, своих текстов.

В журналисты я б пошел – пусть меня научат!

Понятное дело, что в угоду коммерческим целям некоторым хочется сделать ну все что угодно. Но время все расставляет на свои места: начинающим «общественным журналистам» становится все более очевидно, что информация в обществе циркулирует не «от фонаря», что есть специфические закономерности, а у участников этого процесса – гражданская и речевая ответственность. Вообще, этих «ответственностей», известных каждому профессиональному журналисту, в учебниках по теории массовых коммуникаций – целые списки.

И именно эта теория, кстати, формулирует предпосылки для определения этического и правового русла в информационной сфере. То есть люди могут в личном общении, конечно, говорить о чем угодно, но социальная, журналистская информация – это никогда не «что угодно» или «чего изволите?» – это продукт работы специалистов с определенным образованием.

Программисты, которые научились очень хорошо делать сайты, до сих пор не понимают, как делать качественный контент. Вместо того чтобы провоцировать пустые разговоры о маркетинговых «истоках» содержания ресурсов, претендующих на масс-медийность, пусть обращаются к профессиональным медийщикам – и все станет на свои места. Каждый должен заниматься своим делом, а не профанировать чужую специальность. Программисты делают форму – и прекрасно. А производство содержания пусть оставят журналистам.

Другое дело, что уже выросло поколение журналистов, которое совершенно не понимает, чем же оно отличается от филологов или биологов. Потому что теория информации как базовый предмет украинской медианауки почему-то прошел мимо его ушей.

Можно было бы говорить, что это проблемы подготовки журналистов в высшей школе и что они есть – и немалые. Но несколько раз, с разной периодичностью – в 2004-м и год назад – мне доводилось задавать вопросы на эту тему директору Института журналистки Владимиру Ризуну: мол, огромное же количество непрофессионалов развелось, надо же с ними что-то делать! И он неизменно отвечал в эти разные временные периоды одно и то же: хотят быть журналистами – пусть идут к нам.

Это можно понимать не только как рекламу вуза, но и как профессиональный диагноз: проблемы подготовки и переподготовки журналистов нет.

Проблема в другом: многие люди, получившие легкий доступ к каналу коммуникации, журналистами быть хотят, а вот учиться этому – не желают. Результат: даже конкурсные медиапроекты грешат безграмотностью текстов, жанровой бедностью, а те, кто думает, что они журналисты – социальной и речевой безответственностью, отсутствием понимания информационных процессов, значения дискуссий, неумением инициировать формирование общественного мнения по тем или иным вопросам, которые насущно важны для жизни людей. Игра с новой формой и увлечение маркетинговой терминологией отдалили многих журналистов от общества на весьма далекое расстояние. Но свято место пусто не бывает – и его заняли люди, которые «очень хотят, но не умеют»: называют себя «гражданскими журналистами», ощущая, в отличие от ушедших в онлайн-туман профессиональных, какая информация нужна обществу, но не умея с ней работать на должном уровне. Не говоря уже о тех, кто под прикрытием журналистской работы занимается разными иными вещами.

Интернет для журналистики или журналистика для интернета?

Неожиданной на форуме оказалась провинциальность дискуссии о проектах: мол, «есть только то, о чем я знаю; того, о чем я не знаю, не существует». Странное дело: несмотря на такую потрясающую доступность коммуникационного канала, поле зрения тех, кто пытается пользоваться им, вместо того, чтобы расширяться, наоборот сужается до точки на кончике собственного носа. Отсюда и «умничание», и козыряние маркетиноговой терминологией: главное – блеснуть термином, а откуда он взялся, как сформировался, какой смысл несет, незначимо, важнее казаться умным, чем быть разумным.

К сожалению, многим «журналистам нового поколения» важнее процитировать невпопад какую-нибудь популярную книжку по маркетингу вместо того чтобы трезво оценить свои задачи в будущей профессии и понять, что журналистика требует, в первую очередь, глубокого понимания социальных процессов. И книжки по маркетингу тут не помогут: чтобы разбираться в общественной жизни, надо знать эту жизнь. А как же ее узнать, если пишешь не для людей, а для трафика? Если пишешь о людях, находясь не рядом с ними, наблюдая и понимая жизнь украинца, а в уютном кабинете, весь «фактаж» извлекая из социальных сетей? Возможно, вся «элитарность» журналистики для некоторых начинающих журналистов – именно в этом. Но на самом деле «элитарная» журналистика невозможна без живых репортажей, без размышлений и переживаний, пропущенных не только через гиперразвитый интеллектуальный мозг, но и через сердце автора. И журналистика в принципе невозможна, если в ее центре – не человек и его насущные проблемы, чувства, размышления, а компьютер или любая другая система, в том числе и политическая.

Тем не менее, на фоне этого бросалось в глаза, что некоторые представители непрофессиональных медийных проектов были очень открыты в дискуссии о журналистской специфике. Она им была насущно интересна. А молодые, но уже дипломированные по этой специальности журналисты отзывались о работе ведущих украинских онлайн-медиа, напротив, в пренебрежительной форме: чувством благодарности к своим же учителям и не пахло.

Хорош же опыт подобного общения на таком вот форуме для профессиональных журналистов тем, что помогает не маргинализироваться, не зацикливаться на формате своего медиапроекта, а обнаруживать новые пути для собственного развития в спорах с представителями «гражданской журналистики», веб-дизайнерами и программистами. Качественное содержание украинских медиасайтов – это неизбежность. Если, конечно, мы не будем путать профессиональную журналистику с пропагандой и оставим в прошлом искушение профанировать суть и речевое качество текстов в угоду новомодным программерским «фишкам».

comments powered by Disqus