«Затишье перед бурей»

Кадр з відео / podrobnosti.ua

Описывая события, предшествующие новой волне противостояния в Киеве и регионах, каналы продолжали вещать в русле собственной информполитики. «Интер» и Первый национальный синхронно отрабатывали темники власти, «1+1» лавировал между нежеланием ссориться с силовиками и желанием сполна освещать события, ICTV подавал новости тенденциозно, но с желанием придерживаться баланса, а ТРК «Украина» со сложностями, но продолжила возвращать себе доверие зрителя.

11 ФЕВРАЛЯ, ВТОРНИК

В этот день в СМИ появилось несколько информповодов относительно Юлии Тимошенко: ее возможные секретные переговоры с Андреем Клюевым и отказ суда о смягчении условий содержания для экс-премьера.

Однако о возможном визите Клюева в Качановскую колонию рассказал только «1+1». Информация ТСН основывалась на публикации «Коммерсанта», при этом журналисты не дали ничьих комментариев и лишь на словах ведущей передали неподтвержденные данные, указав на то, что их никто не подтвердил.

«Втім, ані керівництво Качанівської колонії, ані захисники ув’язненої екс-прем’єрки сам факт такої зустрічі не підтверджують. А керівництво опозиційної “Батьківщини” не коментує. Арсеній Яценюк лише повідомив, що завтра вони з Олександром Турчиновим планують відвідати ув’язнену лідерку».

Тем временем другие каналы тему возможных переговоров Тимошенко и Клюева решили обойти и сосредоточились на судебных перипетиях. Давали информацию в тон отношению к теме самого Януковича: сухо и максимально кратко.

«Интер», в отличие от последних тенденций раздачи оценок и ярлыков, передает информацию сдержанно. Позиция сторон представлена в синхронах защитника Тимошенко и начальника колонии.

ICTV вообще не ставит ни одного синхрона, ограничившись небольшим студийным сообщением. В таком же ключе дает информацию и «Украина», с разницей в том, что журналисты приклеили к ВМЗ синхроны адвоката и тюремщика.

Вообще ничего не сказал о Тимошенко Первый национальный. Редакция канала снова выбросила из тем дня любое упоминание об экс-премьере.

Об акции «солдатских матерей» от Партии регионов сказали «1+1» и «Интер».

Довольно интересно, на каких деталях сосредоточились каналы.

ТСН, например, не говорит, что «матери» были представительницами антимайдана. Вместе с тем упоминает, что попытка разобрать импровизированное кладбище, построенное майдановцами «на честь загиблих активістів», не привела к силовому противостоянию. А сама акция «завершилася словесною перепалкою».

Тем временем, «Подробности» говорят, что «к баррикадам на Грушевского в Киеве сегодня пришли участницы митинга в Мариинском парке. Они называют себя солдатскими матерями».

В тексте ВМЗ «Интер» умудрился показать победу «матерей» над оппонентами: «Женщины прошли через оцепление МВД к импровизированному кладбищу, которое несколько дней назад сделали активисты Майдана на подходе к правительственному кварталу. И начали разбирать его. Им попытались помешать протестующие. Но безрезультатно. После указаний своих командиров майдановцы вернулись на прежние позиции».

Ни «1+1», ни «Интер» не попросили «матерей» показать своих «сыновей» или хотя бы сказать, где они служат. Разоблачение участниц акции появилось в сети позже. Одна из них оказалась матерью дочерей – депутатшей от Партии регионов из Севастополя, другая же – активистка антимайдана, играющая разные роли во время провластных акций протеста.

Также никто не дал позицию митингующих майдановцев, не вспомнил о том, что, по сути, акция регионалок является карикатурной копией акции, проведенной активистками евромайдана.

О чём молчали каналы

О том, что Янукович предложил Кличко провести дебаты в прямом эфире, не сказал никто.

12 ФЕВРАЛЯ, СРЕДА

Об амнистии чиновников, причастных к разгону Евромайдана рассказали все каналы.

На «1+1» помилование Попова, Сивковича и Коряка назвали «вибірковою амністією».

В сюжете есть пострадавшие от нападения «Беркута» и представитель прокуратуры. Корреспондент Александ Загородний дает синхрон пострадавшего активиста, где тот заявляет о написанной жалобе в Европейский суд по правам человека. Большую часть времени журналист посвятил позиции пострадавших. Кроме синхрона прокуратуры, автор дает слова экс-главы Киевской горадминистрации Александра Попова о том, что тот теперь не будет иметь дел с политикой, а займется домашними делами. И НИ СЛОВА О ТОМ, ПОДТВЕРЖДАЕТ ЛИ ПОПОВ СВОИ ПОКАЗАНИЯ ПРОТИВ КЛЮЕВА И ПРИЗНАЕТ ЛИ ВИНУ В РАЗГОНЕ МАЙДАНА. Также нет в сюжете и позиции других фигурантов дела: Сивковича и Коряка.

«Интер» также обходит персону Андрея Клюева стороной. А внимание сосредотачивает на трех фигурах: Сивковиче, Попове и Коряке. Сначала в подводке:

«Роман Кадемин, ведущий: Суд снял обвинения с бывшего главы столичной горадминистрации Александра Попова, замсекретаря Совета Нацбезопасности Владимира Сивковича и начальника киевской милиции Валерия Коряка. А также его заместителя. Напомню, именно их Генпрокуратура назвала ответственными за силовой разгон Майдана в ночь на 30 ноября прошлого года».

Затем в синхроне генпркурора:

«Виктор Пшонка, Генеральный прокурор Украины: "Заступник голови РНБО Володимир Сівкович і голова КМДА Олександр Попов. Саме вони за даними слідства, перебуваючи в кабінеті керівника міліції, схиляли його до прийняття рішення щодо застосування сили"».

А после – в начитке журналиста Евгения Оноприенко:

«Евгений Оноприенко, корреспондент: Попов, Сивкович, Коряк и его зам превысили свои служебные полномочия – уверены в ГПУ. С тих пор эти четверо – подозреваемые».

Мантру о тройке главных подозреваемых подхватывает представитель прокуратуры:

«Яна Соболевская, пресс-секретарь прокуратуры Киева: "На виконання цього закону прокурори та захисники посадових осіб подали клопотання до Печерського суду столиці щодо застосування цього закону до певних осіб. Це Попов, Сівкович, Коряк та інші особи"».

Далее в комментарии Александра Попова – только подтверждение снятия обвинений. И больше ничего.

Небольшой намек на других потенциальных виновников разгона Майдана корреспондент дает в синхроне оппозиционера-бютовца Николая Томенко:

«Николай Томенко народный депутат Украины, фракция "Батьківщина": "Влада повинна чітко пояснити, якщо вона наприклад каже, що Попов і Сівкович не давали вказівки, то хто давав, хто виконував, Коряк там лишився, мені здається, що 30 листопада – це ключова дата в протистоянні"».

Ответа на вопрос, поставленный Томенко (по сути, его ранее озвучивал Попов в своих показаниях), журналист так и не искал.

ICTV не уделяет теме так много внимания, как коллеги. Информацию об амнистии Попова, Коряка и Сивковача дали частью общего сюжета о том, как работает закон. О Клюеве – ни слова.

На «Украине» тоже не было отдельного материала о помилованных чиновниках. Зато упомянута важная деталь:

«Роман Сухан, корреспондент: А вот подозреваемым в превышении полномочий Александру Попову, Владимиру Сивковичу и Валерию Коряку уже повезло. Выяснилось, что еще 7 февраля суд, руководствуясь тем же законом, производство по ним закрыл. Следовательно, за разгон студентов 30 ноября отвечать, скорее всего, никто не будет».

Никто из каналов так и не упомянул о возможной причастности главы СНБО к разгону майдана. Никто не взял комментарии у экспертов-специалистов о том, как пострадавшим активистам добиться справедливости и могут ли на самом деле понести наказание виновники избиения людей.

Первый национальный вообще не удосужился дать каких-либо синхронов, отстраненно передав сообщение в духе пресс-службы Генеральной прокуратуры.

О чём молчали каналы:

Никто, кроме «1+1», не дал информации о том, что Генпрокуратура осудила создание военизированных формирований как на западе, так и на востоке страны.

Ни один канал не сказал о призывах губернатора Харьковщины Добкина к федерализации Украины.

13 ФЕВРАЛЯ, ЧЕТВЕРГ

Заявление киевского прокурора о том, на каких условиях силовики начнут отпускать задержанных активистов, всполошило митингующих.

На первый взгляд, уже озвученные ранее условия. Вот только в списке подлежащих освобождению точек оказался Майдан и Крещатик. Фактически, уход оттуда митингующих означал бы добровольный конец протеста.

В ТСН на «1+1» конкретных улиц не называют. Говорят, что «заяву прокуратури опозиція вже охрестила провокацією». Почему – не объясняет даже синхрон Александра Турчинова, который поставили вслед за заявлением прокурора.

«Микола Безкишкий, прокурор Києва: “У нас в Києві на сьогоднішній день заблоковано вулиць і на яких споруджено 19 барикад. Звільнення і розблокування цих транспортних комунікацій на цих вулицях є обов’язковою умовою застосування закону про звільнення від кримінальної відповідальності”.

«Олександр Турчинов, заступник голови партії “Батьківщина”: “Влада ігнорує навіть зміст закону, який вони самі проголосували своєю більшістю. Ми розцінюємо це як провокацію влади. Мета якої – зірвати мирне врегулювання конфлікту».

«Интер» о заявлении прокурора Киева умолчал.

ICTV указывает в подводке ведущей, что «для звільнення протестувальників необхідно звільнити приміщення КМДА, вулицю Грушевського та всі центральні вулиці Києва, де розташовані барикади».

В сюжете конкретизируют: «Йдеться про звільнення 9-ти вулиць у центрі столиці та демонтаж 19 зведених там барикад. Інакше затриманим загрожує від 8 до 15 років тюрми за участь у масових заворушеннях». Но почему-то не называют вслух ни Майдан, ни Крещатик. Нет и соответствующей критики со стороны оппозиции.

А «Украина» территорию обязательную для освобождения вообще сводит до крайне обтекаемого «центр столицы»:

«Елена Кот, ведущая: Силового разгона майдана не будет. Даже если митингующие не разблокируют до вечера понедельника центр столицы. В этом заверил прокурор Киева. Напомнив, что под так называемый второй закон об амнистии подпадает 71 человек. Сейчас под стражей только 4, остальным меру пресечения смягчили. Но ключевым условием для закрытия дел является освобождение зданий и демонтаж уличных баррикад».

«События» дают только синхрон прокурора, обходя вниманием мнение оппозиционеров и протестующих. При этом выступают в роли глашатаев силовиков, сосредотачивая внимание на доброте прокуратуры.

Первый национальный, также как и «Интер», умолчал об этой теме. Что вновь наталкивает на подозрение о единой координации информационной политики двух провластных каналов.

О чём молчали каналы

Никто не сказал о том, что причастный к первому разгону евромайдана руководитель киевской милиции Коряк может вернуться на службу.

Заявление экс-посла США в Украине о том, что Америка не финансирует протесты также не дал никто.

14 ФЕВРАЛЯ, ПЯТНИЦА

Топ-тема для всех каналов – власть отпускает заложников в обмен на освобождение захваченных улиц и зданий.

ТСН, «1+1» дает объемный сюжет, озвучивая условия, выдвинутые с обеих сторон. При этом достаточно четко сказано, что отношение к задержанным со стороны власти неоднозначно. Об этом заявили самообороновцы майдана во время пикета прокуратуры: «Поки випускають одних, проти інших і далі порушують кримінальні справи. Стосуються вони загонів самооборони. Їх у прокуратурі трактують як незаконні воєнізовані формування. Припинити переслідування і закрити справи – такі вимоги самооборони».

Рассказывая о захваченной КГГА, журналист не вспоминает о взломе кабинета секретаря Киевсовета Гереги. Однако этому событию посвятили отдельный материал. Инна Боднар достаточно сбалансировано дает информацию сторон, учитывая как мнение сотрудников горадминистрации, так и милиции и митингующих.

На «Интере» сразу же начинают с манипуляций. Ведущий Роман Кадемин утверждает, что «из-под ареста освобожден последний задержанный во время массовых беспорядков».

Но ведь из под ареста на самом деле активистов не освобождали, а лишь смягчили меру пресечения, заменив арест в СИЗО на домашний. И хотя потом Кадемин таки сообщает, что «суды по ходатайству прокуроров смягчили им меру пресечения на домашний арест или освобождение под залог», сигнал о «добром и справедливом украинском правосудии» зритель уже уловил.

Также «Подробности», рассказывая о пикете Генпрокуратуры самообороновцами, намеренно упускают из виду, в отличие от ТСН, суть их требований:

«Роман Кадемин, ведущий: “Активисты Самообороны Майдана отреагировали на заявление генпрокурора пикетом. Они отправились к зданию ГПУ, чтобы передать заявление с требованием закрыть уголовные дела в отношении всех участников акций протеста не в течение месяца, а до 15:00 17 февраля. В Генпрокуратуре уже заявили – это не предусмотрено процедурой "закона об амнистии”».

А вот вспоминая об ограблении кабинета Галины Гереги в КГГА, ведущий «Подробностей» старается увеличить масштаб события: «Среди прочего из кабинетов исчезли офисная и бытовая техника, книги, иконы», при этом ТСН давала синхрон пресс-службы администрации, но для «Интера»: «Произошедшее не комментирует ни сама Герега, ни ее пресс-служба».

«Подробности» говорят, что «милиция, которую вызвали чиновники, зайти в помещение не смогла. Следственную группу не пустили митингующие, которые уже несколько месяцев удерживают здание под своим контролем».

«Интер» дает невнятный синхрон коменданта здания: «Руслан Андрийко, комендант КГГА: "Які з нас претензії? Ніяких претензій не повідомляли, просто ситуація, розумієте, дуже така не зрозуміла, тому що три місяці тут ніхто нічого не крав і ніхто ніяких претензій не було, якісь дитячі там іграшки покрали, які не відповідали дійсності. Тобто, я жодної вказівки не давав це робити. Тобто з нашої сторони нічого такого не було"», – и не указывает, что митингующие сами вызвались найти виновных.

Далее «Интер» дает отводку, призванную накликать больший негатив зрителей на митингующих:

«Роман Кадемин, ведущий: На самом деле в захваченном здании Киевской мэрии уже были хищения. 5 января в милицию обратились сотрудники администрации с заявлением о том, что – вскрыто помещение, где хранились награды и документы к ним. Тогда следственная группа смогла попасть на место происшествия. В помещении царил полный беспорядок, некоторые награды были найдены в другой части здания. Тогда правоохранители открыли уголовное производство по факту кражи».

Четких подтверждений именно кражи при этом в словах ведущего, как видим, не приводится.

На ICTV сюжет Ольги Чайко начинается с полуправды: «Активісти вільні, вулиці та будівлі – поки що ні». С одной стороны, из сюжета следует, что активисты требуют полной амнистии для своих товарищей, однако не говорится о том, что освобождают арестованных только под домашний арест. Правда, об этом сказала в подводке к сюжету ведущая.

ТРК «Украина», как и «1+1», указывает важную деталь:

«Корреспондент: А в самообороне настаивают, что амнистия должна включать в себя закрытие всех уголовных дел.

Андрее Парубий, фракция "Батьківщина": “За останні кілька днів Генеральна прокуратура Україна відкрила кримінальні справи проти самооборони з формулюванням незаконне воєнізоване формування. І більше того, в ці дні інтенсивно по всіх областях відкривають кримінальні провадження проти наших…”».

В привычной манере продолжает вещать Первый национальный. Манипуляция в первых словах ведущей: «Звільнено усіх затриманих під час акції протесту, – заявив генеральний прокурор Віктор Пшонка. Підтверджують новину і в штабі національного спротиву».

Формально не говоря лжи, журналисты дают информацию обтекаемо: то ли активистов освободили от уголовной ответственности, то ли от заключения под стражей. Хотя дальше ведущая и упоминает, что «більшості з них обрали запобіжний захід домашній арешт», но это воспринимается зрителем уже как второстепенная информация.

Кроме синхрона Виктора Пшонки, больше нет комментаторов.

Коротко, без синхронов, в духе «все будет хорошо, это обещают все» Первый национальный продолжает манипулировать информацией. С одной стороны, указывает, что, по словам оппозиции, «звільнення активістів не є повним виконанням вимог, адже багато з них під домашнім арештом, а кримінальні справи не закриті», и тут же продолжают: «У Партії регіонів сподіваються на адекватну відповідь опозиції, адже свою обіцянку влада виконала».

Редакция Первого национального, упомянув мнение партии власти, недоговаривает, что «обіцянку» регионалов, данную в рамках условий закона, оппозиционеры не поддерживали с самого начала, называя условия амнистии шантажом со стороны власти.

Гораздо более резок в оценках 5 канал:

«Віталій Гайдукевич, ведучий: Ілюзія звільнення. Генпрокуратура каже: на повне закриття кримінальних проваджень щодо активістів різних майданів потрібен ще місяць. Для цього протестувальники мають виконати вимоги так званого закону про амністію. Навіщо цей місяць, що заважає одразу закривати справи замість міняти арешт в СІЗО на арешт вдома, у Генпрокуратурі не конкретизують. Натомість пан Пшонка похвалився, що на домашній арешт посадили вже всіх, хто перебував за ґратами».

Виталий Гайдукевич передает, что «загони самооборони на чолі з Андрієм Парубієм пікетували сьогодні Генпрокуратуру», сказано об условиях активистов самообороны: «ГПУ має закрити всі чотири кримінальні провадження, порушені проти самооборонців. Це має бути зроблено до 15:00 17 лютого». Из синхронов активистов следует, что ГПУ, несмотря на перемирие, продолжает криминальное преследование активистов самообороны майдана.

О чём молчали каналы

Информацию УП, собранную Мустафой Найемом и якобы подтверждающую встречу Тимошенко и Клюева, не дал никто.

17 ФЕВРАЛЯ, ПОНЕДЕЛЬНИК

Разблокирование улиц – первый реальный признак облегчения ситуации на улицах Киева сейчас воспринимается с долей мрачной иронии. Ведь именно по этим улицам днем позже бежали в панике активисты майдана от силовиков. Но в тот день особое внимание СМИ уделили многострадальной улице Грушевского.

Рассказывая о том, что де-факто проход в правительственный квартал так и остался закрытым, ТСН сосредоточилась на «трофеях», найденных на месте дислокации милиции. Корреспондент детально описывает вид остатков боеприпасов, использовавшихся против протестующих гильз: «Усі вони на будь-який смак та клір. Є металеві кульки навіть іще придатні, не вистріляні гільзи. Ось це ті гільзи, які ми знайшли по той бік барикад: білі, зелені, червоні, сині та помаранчеві. Ось наприклад на білих просто три зірочки, країна походження незрозуміла. Тут напис англійською, країни не написано. Тут чітко написано франс, а синій тахо. Український. І помаранчевий, країна походження не написано, проте видніється надпис німецькою. Тобто більшість цих набоїв навіть не українські».

Журналист Евгений Агарков, правда, без ссылок на экспертов, сообщает: «Серед знайдених на Грушевського є і польські набої фірми “Піонки”, вони бувають бойовими або ж травматичними чи шумовими. На запит українських журналістів польські зброярі відповіли, до нас патрони не постачають, але не виключать, їхня продукція могла прийти в Україну через посередника».

Оценку гильз журналисту помогает провести почему-то полковник внутренних войск, а не независимый эксперт. Комментарий соответствующего смысла:

«Сергій ОСИПОВ, полковник внутрішніх військ України: “Вот такие стреляли в наших солдат, этим нам разбивали шлемы, гайки вот тут лежали. Тут лежали бутылки с зажигательной смесью. На вооружении Министерства внутренних дел стоят только образцы украинского производства. Даже бывшие советские уже сняты с вооружения. Вот это я не готов сказать, такого на вооружении ни в войсках, ни в милиции нет”».

При этом польский коллега Евгения Агаркова – журналист Петр Андрусечко установил своими силами, что МИЛИЦИЯ СТРЕЛЯЛА В МИТИНГУЮЩИХ БОЕВЫМИ ПАТРОНАМИ.

На «Интере» о компрометирующих милицию находках – ни слова. Больше внимания сосредоточили на том, что митингующие не сполна выполняют условия амнистии, хотя власть, мол, обещаний придерживается.

А вот ICTV передает слова правоохранителей о том, что «під час усіх протистоянь на вулиці Грушевського користувалися лише травматичною зброєю, і не готові коментувати вчорашню знахідку журналістів – гільзи від вогнепальної зброї. Адже ніхто не звертався до них за експертизою. А за фотографією визначити справжність патронів – це ворожити на кавовій гущі».

«Факты» дают и бэк о том, что «на місті дислокації силовиків виявили гільзи від боєприпасів польського, німецького, американського та чешського виробництва до рушниць 12-го калібру», но не указывают, что боеприпасы могут быть не травматического, а боевого действия. Право комментировать это дали только пресс-службе милиции.

«Украина», описывая ситуацию на Грушевского, ничего не упоминает о находках протестующих.

Ничего не сказал об этом и Первый национальный. Вместе с тем, канал выдал откровенно манипулятивный сюжет, из которого зрители узнали, в каком разгромленном состоянии оставили Киевскую администрацию после себя митингующие. Артем Сорокин постарался сделать объемный сюжет, полностью очерняющий митингующих. И это ему удалось. Обвинения в адрес «захватчиков» звучат так:

«Працівниця КМДА: "Я жалію, що вони приїхали сюди. Да, це їхнє право. Але так робити, як вони… Подивіться, що це таке"

Олександр Бондарчук, головний спеціаліст інформаційно-технічного відділу КМДА: "Стояли монітори і системні блоки, які показували голосування саме, коли об’являли, хто і за що голосував. Показувало, хто записався на голосування. Бачите, нічого не залишилося. Тут же камери висіли, які сесію знімали, трансляцію, прямий ефір. Жодної немає".

Віктор Корж, заступник голови Київської міської державної адміністрації: "Це ж не місце для зберігання якихось цінних речей. Але цінними є комп’ютери, є телефонний зв’язок, мережі тут всі працювали. Я не кажу про телевізори, про приймачі якісь. Все те, що хоч найменшу цінність представляло, все або побито, або забрано"».

Сам журналист от себя несколько раз охарактеризовал ситуация в КГГА словом «безлад», красочно описывая погром. Вместе с тем журналисты дали возможность высказаться и стороне митингующих.

«Руслан Андрыйко, колишній комендант захопленої КМДА: "Капець, який там був, да, дійсно там капець. Це вже питання не до мене. Тому що я здав приміщення. Туди зайшли посли. Вони там все подивилися, в Колонній залі. Все було добре. Що сталося – було вже після. Ви знаєте, туди заходили інші люди"».

При этом журналист толком не объяснил, что же случилось после того, как активисты покинули здание. Оставив зрителя с крайне негативным впечатлением о митингующих.

А вот 5 канал, детально рассказав о том, как силовики продолжили блокировать улицу Грушевского, так передал информацию о найденных там остатках боеприпасов: «Активісти пояснюють: побоюються, що силовики повернуться на старі позиції, якими поступились напередодні. До того ж, прибираючи територію, на якій майже місяць хазяйнували бійці, знайшли небезпечні речі – шумові та газові гранати, гільзи від вогнепальної зброї.

Олег Яценко, громадський діяч: "Ми складаємо акт про те, що ми, представники громадських організацій, знайшли тут ось такі смертельно небезпечні ознаки ведення війни. Це те, чим вбивали людей 22-го числа"».

5-й передает комментарии силовиков, которые открещиваются от находок. При этом видно, как неуклюже милиция пытается сказать о своей непричастности к боеприпасам:

«Дар’я Феденко, кореспондент: Офіційно в МВС повідомили: на Грушевського бійці до рук брали лише травматичну зброю. А патрони чиї, знаєте?

Міліціонер: "Ні, ні".

Міліціонер: "Ніякого озброєння не було".

Міліціонер: "Это гильзы".

Дар’я Феденко, кореспондент: Від чого?

Міліціонер: "Не знаю".

Дар’я Феденко, кореспондент: Це у вас, з цієї сторони познаходили.

Міліціонер: "Ну и что?"

Дар’я Феденко, кореспондент: Для чого вони використовувалися?

Міліціонер: "А для чого використовувалися камни и бутылки с зажигательной смесью? Может быть, травматическое оружие. У нас такого нет на вооружении"».

5 канал дал комментарии с места событий и, к сожалению, не нашел эксперта, который бы мог объяснить происхождение гильз.

В целом каналы по своим новостным концепциям заняли два лагеря: когда одни, не гнушаясь манипуляций, продолжали нести провластную пропаганду в массы, другие – старались максимально обходить темники, хотя и не всегда удачно. Стало прослеживаться желание журналистов давать в эфир если не объективные, то хотя бы максимально приближенные к балансу материалы.

comments powered by Disqus